+36 RSS-лента RSS-лента

Накипело!

Автор блога: BOLT
В России подсчитали неимущих
Этой осенью Минфин России озвучил одну из самых резонансных своих инициатив последнего времени: у нас в стране необходимо ввести пособия по бедности. Естественная, нормальная реакция на это получается достаточно эмоциональной: «Вот до чего дожили!» И вправду, тяжелейшие 90-е годы прошлого столетия остались давно позади, а тут вдруг решаем, вводить ли в России пособия по бедности. Доразвивались… И такие сетования вполне оправданны. Однако вопрос-то все равно остается, нужны ли такие пособия или нет.

Но сначала о проблеме бедности в цифрах. Да, сразу хочу заметить, что аргумент в пользу довода о том, что нет никакой бедности, типа «смотрите, сколько машин понакупили, ставить некуда» и т.п., даже рассматривать не будем. Есть цифры официальной статистики, при всех претензиях к ней даже они свидетельствуют об остроте проблемы.

По итогам I полугодия 2016 года, как свидетельствует Росстат, уровень бедности в России составил 14,6% — именно такова доля населения, денежные доходы которого были ниже величины прожиточного минимума. Если брать этот показатель не в бездушных процентах, а в миллионах человек, то цифра получается такая — 21,4 млн человек. Теперь примем во внимание, что величина прожиточного минимума во II квартале 2016 г. равнялась в целом 9956 руб. в месяц. В принципе, прожиточный минимум у нас считается отдельно для трудоспособного населения, пенсионеров и детей. К тому же, как можно догадаться, в разных регионах он будет различаться.

Много это или мало — 21,4 млн человек? Конечно, много, очень много, неоправданно много. Только представьте: в XXI веке в богатейшей сырьевыми ресурсами стране более двух десятков миллионов человек живут ниже официального порога бедности. И это, кстати, еще заниженная оценка, потому что количество бедных, если его посчитать по-другому, будет больше.

Немного о том, как считать число бедных. В России при определении численности бедного населения Росстат ориентируется на так называемую абсолютную концепцию бедности. Согласно такому подходу живущими за чертой бедности считаются граждане, имеющие доходы ниже официально установленного прожиточного минимума в данном регионе. Прожиточный же минимум устанавливается на основании минимальной потребительской корзины.

Но есть и другие подходы. Так, по методике Организации по экономическому сотрудничеству и развитию (ОЭСР) бедными считаются люди с доходами менее 60% медианного дохода по стране (медианный доход — уровень дохода, ниже и выше которого располагаются по 50% населения страны). Так вот, если использовать названный выше подход, то оценка получится примерно в 1,5 раза выше нынешней официальной, то есть больше 30 млн (!) человек бедных. И эта оценка, просто уверен, гораздо более близка к истине, чем упомянутые официальные 21,4 млн человек.

Почему наши власти не считают численность бедного населения, как за рубежом? Ответ, думается, очевиден: совсем уже некрасивые цифры получились бы, вот и не считают.

Но вернемся к 21,4 млн бедных (14,6% населения страны). Эта цифра является следствием неуклонного роста числа бедных, начиная с 2013 года (15,7 млн человек — 11%). Замечу, еще экономического кризиса-то не было, а бедность уже стала расти. Нынешний показатель бедности — на уровне 2006 года: тогда было 21,6 млн человек, или 15,2% от всей численности населения страны. Таким образом, за последние 10 лет практически никакого прогресса в снижении уровня бедности в стране не было. Это — по данным официальной и достаточно лукавой статистики.

Между тем не стоит забывать, что задача преодоления бедности была впервые поставлена в 2003 году в президентском послании Федеральному собранию. В 2004 году конкретизировали эту задачу: необходимо достичь снижения уровня бедности до 10–12% до 2007 года. Задача эта сначала вроде как выполнялась. Однако сегодня все гораздо хуже по сравнению с тем, на что рассчитывали.

Таким образом, проблема бедности есть, она даже становится больше, и понятно, что с этим надо что-то делать. Именно поэтому и появилось предложение ввести пособие по бедности. Безусловно, лучше, чтобы бедных вообще не было. Но такое вряд ли будет в обозримом будущем. Безусловно и то, что российские показатели бедности можно признать неудовлетворительными. Это, в общем-то, позор для страны, что у нас сегодня столько бедных и это число продолжает расти.

Но как лучше помочь бедным? Можно, конечно, руководствуясь эмоциями, отвергнуть предложение о введении пособий по бедности. Но давайте более внимательно послушаем аргументацию предлагаемой новации.

Пособия по бедности в полной мере реализуют принцип адресности. Это означает, что помощь будет доходить по адресу — тем, кто действительно беден. А то у нас сегодня, когда заходит речь об адресности социальной помощи, говорят, что это уже есть. Да, есть, но это адресность категориального типа.

Возьмем такую группу, как спортсмены. Точнее, бывшие спортсмены. В Москве, к примеру, существуют ежемесячные компенсационные выплаты в размере 15 тысяч рублей гражданам, имеющим заслуги в области физической культуры и спорта: чемпионам и призерам Олимпийских игр, получающим пенсию по старости, пенсию за выслугу лет и достигшим 60-летнего возраста мужчинам, 55-летнего возраста — женщинам или пенсию по инвалидности. Много среди таких, безусловно заслуженных людей бедных? Такой статистики нет, однако я почему-то думаю, что по-настоящему бедных среди людей этой категории не так много.

Итак, если посмотрим, по каждой категории граждан, получающих те или иные социальные выплаты.

Вопрос не в том, чтобы ликвидировать эти выплаты, — нет, конечно, пусть будут, и бывшие спортсмены пусть получают. Проблема в том, что у нас сегодня на федеральном уровне нет самых главных социальных выплат, которые назначались бы по принципу нуждаемости.

Естественно, администрировать такие выплаты будет сложнее, потому что надо будет разработать критерии нуждаемости. Но самое главное, должен быть реально, а не формально работающий порядок оценки доходов и имущества граждан. Вот когда это сделаем, то будет надежда на то, что деньги будут доходить до реально нуждающихся граждан.

Еще важно, чтобы при назначении пособия по бедности действовал заявительный принцип. Это, кстати, тоже повышает вероятность того, что социальные выплаты дойдут до действительно бедных. Согласитесь, что человеку бедному проще написать заявление на получение соответствующего пособия, чем человеку не бедному, но формально отвечающему критериям нуждаемости (такие тоже будут, как бы тщательно ни старались определить эту самую нуждаемость). Как когда-то сказал А.Дюма-сын: «Бедность сбавляет гордость: пустому мешку трудно держаться стоймя».

Справедливости ради необходимо отметить, что в регионах есть аналоги пособия по бедности. Причем формы этого пособия могут различаться. И когда оформляются те же пособия по оплате услуг ЖКХ — это, согласимся, может считаться своеобразным пособием по бедности.

Кстати, Минтруд не поддержал идею Минфина о введении пособия по бедности. Интересна аргументация, которая сводится к тому, что «если есть какой-то ресурс, его надо направлять на повышение зарплат…» Кроме того, плодить какие-то новые пособия, оказывается, нецелесообразно.

Почему, кстати, нельзя вводить новые пособия, если у нас нынешняя система пособий такова, что десятки миллионов человек продолжают пребывать за чертой бедности? Давайте не будем увеличивать число пособий, ликвидируем часть из них, но зато введем главное — по бедности, по принципу нуждаемости.

А что касается предложения направлять «лишние средства» на повышение зарплат, то так и хочется сказать: «Я ему про Фому, а он мне про Ерему». Пособие по бедности должно стать целевой помощью при условии нуждаемости из-за фактической бедности. Это не зарплата за определенную работу, это — помощь. Чувствуете разницу, господа чиновники?

Кстати, практически во всех развитых странах есть эти самые пособия по бедности. И ничего, не стесняются.

Итак, Минфин — за, Минтруд — против. Дальше-то что?

В обозримом будущем, думается, вряд ли в России введут пособия по бедности. И не по социально-экономическим причинам, а по политическим. У нас же президента скоро выбирать, 2018 год не за горами. Представьте ситуацию: накануне выборов вводят пособие по бедности. И как это будет выглядеть? Получается, что при бешеных ценах на нефть с начала 2000-х годов страна дошла до пособий по бедности. Кто же пойдет на такие нововведения? Нет, конечно, пока никаких пособий по бедности не будет. А вот бедные, увы, будут, и их будет больше, потому что экономический кризис никуда не денется, потому что деньги из Резервного фонда в значительном своем объеме потрачены, потому что социальным государством Россия является пока только по Конституции (статья 7), а не по жизни.

Игорь Николаев, Доктор экономических наук, профессор Высшей школы экономики

Из выпуска от 29-11-2016 рассылки Московский Комсомолец



К О М Е Н Т А Р И И


Вячеслав823
30 ноября 2016 года, :11
Враги народа у власти.В истории человечества впервые создано государство, где госслужащие приходят на работу воровать.Патриотизм - это конечно хорошо, но только в справедливом обществе, где правительство думает о народе, а не обманом жирует за счет него.



Вячеслав823
30 ноября 2016 года, :11
В два раза повысить, это 1800 руб.?



rim551
30 ноября 2016 года, :11
Что это - минтруд? Встречался с ними в Нижневартовске, давно... И сравнительно недавно в Усть-Лабинске по производственной травме. В обоих случаях - лощённые мужские хари, с алчными глазами, смахивающие на "сирот" из 12стульев... Как побольше содрать, наклонить, и.т.д. Типичная синекура!



Геннадий Пантилеев
30 ноября 2016 года, :11
"Еще важно, чтобы при назначении пособия по бедности действовал заявительный принцип. Это, кстати, тоже повышает вероятность того, что социальные выплаты дойдут до действительно бедных. Согласитесь, что человеку бедному проще написать заявление на получение соответствующего пособия, чем человеку не бедному, но формально отвечающему критериям нуждаемости (такие тоже будут, как бы тщательно ни старались определить эту самую нуждаемость). Как когда-то сказал А.Дюма-сын: >." - Заявительная система является первейшей причиной буксования "адресности" и питает коррупцию. При подаче заявления столько нужно собрать "бумажек", да еще и про всю свою родню, что ПЛЮНЕШЬ И НА Х... ПОШЛЕШЬ ДАНАЙЦА, ДАРЫ ПРИНОСЯЩЕГО.


Сергей местный
30 ноября 2016 года, :11
Так на это всё и рассчитано. Не каждый сможет, да захочет, собирать бумаги, что получить копейки.
Зато, как здорово можно будет перед выборами пиар запустить...


http://subscribe.ru/digest/economics/society/n43029867.html
BOLT +1 Нет комментариев
"Перемены начнутся в 2017 году"
Валерий Соловей — политолог, профессор МГИМО, один из самых точных предсказателей перестановок во власти, выпускает новую книгу «Революtion! Основы революционной борьбы в современную эпоху». А также предрекает кардинальные изменения в России в ближайшие два года. На чем основаны его предположения, почему силовики и чиновники вовсе не опора режима и что может быть альтернативой новой русской революции — он рассказал в интервью «Газете.Ru».

— В своей книге, которая выйдет в ноябре, вы пишете, что еще ни одна революция не была предсказана. И тем не менее находите общие черты во многих так называемых цветных революциях последнего времени, в том числе в странах СНГ. Правда, это вовсе не пресловутая «рука Госдепа», как учит нас великий телевизор и во что, кажется, искренне верят даже некоторые из руководителей страны. Тогда что это за общие черты?

— Да, многие верят в «руку Госдепа», и хотя для этой веры есть некоторые основания, влияние Запада — это в первую очередь влияние образа жизни и культуры. Трудовая миграция из стран СНГ — особенно тех, что находятся географически между Россией и Европой, — направлена в обе стороны: и на Восток, и на Запад. Люди могут наблюдать и сравнивать, где лучше.

Даже белорусская молодежь сегодня куда больше ориентирована на Запад, и в этом смысле будущее Белоруссии предрешено.

Вот так и украинцы: ездили туда-сюда, смотрели, делали выводы. Взять хотя бы такой факт. Украинец может поступить учиться в российский вуз только на платной основе, тогда как в Польше и во многих других странах ЕС он может получить грант на обучение. Если мы так много говорили, что украинцы — братский народ, почему же это братство сводилось лишь к тому, как поделить деньги за транзит газа.

— А в итоге пришлось вместо «мягкой силы» действовать грубой.

— Причем без серьезных на то оснований. В 2013 году, когда решался вопрос, подпишет ли Украина ассоциацию с Евросоюзом, Европа от Украины уже фактически отказывалась. У ЕС было тогда слишком много проблем с Грецией и другими «нарушителями» бюджетной дисциплины. Существовало некое молчаливое разграничение сфер влияния. Не то чтобы гласно, но считалось предрешенным, что Украина находится в сфере российского влияния. Украинская революция стала для европейских лидеров такой же неприятной неожиданностью, что и для кремлевского руководства. Особенно когда там пролилась кровь и пришлось вмешиваться в ситуацию. Этого западные политики боялись как огня. Так что популярные в некоторых кругах идеи о «подрывном» западном влиянии имеют весьма отдаленное отношение к действительности.

«Власти повезло с оппозицией»

— Волнения 2011–2012 годов в России — все эти многотысячные митинги против «нечестных выборов», оккупай-абай, прогулки по бульварам и так далее — тоже не Госдепом были организованы?

— Это был моральный протест в его чистом, беспримесном виде. Социоэкономических причин для протеста в России тогда не было. Страна находилась в восходящем тренде после кризиса 2008–2009 годов. Доходы и уровень жизни росли. Я в своей книге пишу, что ядро тех, кто пришел на первый митинг 5 декабря, сразу после выборов в Госдуму, составили именно наблюдатели, которых страшно оскорбило, как демонстративно власть наплевала на их усилия провести честные выборы.

Обществу буквально плюнули в лицо. Что же удивительного в том, что оно восстало? Это был моральный протест, который мог перерасти в полноценную политическую революцию.

— Почему же не перерос?

— В данном случае основную роль сыграла слабость самой оппозиции. Оппозиция к этому массовому подъему оказалась не готова точно в такой же степени, что и власть.

— А в чем должна была заключаться подготовка оппозиции?

— Надо заранее думать о том, что вы сделаете, если народ вдруг выйдет на площадь.

— Но ведь была идея отменить парламентские выборы, признать их недействительными, организовать новые.

— Да, но не последовало никаких продуманных и последовательных действий для реализации этой идеи, хотя власть была готова пойти на перевыборы парламента после президентских выборов.

— Вы это знаете или предполагаете?

— Это обсуждалось. Я пишу в книге, что перед 10 декабря 2011 года власть была всерьез напугана оппозиционным подъемом и не исключала даже штурма Кремля. Однако поведение лидеров оппозиции показало, что они боятся неконтролируемого общественного возмущения так же сильно, как и сам Кремль.

Когда же власть увидела, что на Новый год все лидеры оппозиции уехали отдыхать за границу, то поняла, что всерьез бороться эти люди не готовы.

Надо было добиваться определенных законодательных решений, публичных обещаний главы государства, а не просто декламировать: «Мы здесь власть, мы придем еще». Я очень люблю фразу Мао Цзэдуна: «Стол не сдвинется, пока его не передвинут». Ни один режим в мире еще не рухнул под тяжестью собственных ошибок и преступлений. Власть меняется, идет на уступки только в результате давления.

— То есть российской власти, можно сказать, повезло с оппозицией?

— Власти повезло и с оппозицией, и с самой собой. Она довольно быстро опамятовалась, пришла в себя и стала постепенно закручивать гайки, действуя довольно технологично.

— Гайки начали закручивать только в мае, спустя полгода.

— Совершенно верно, у них было полгода, чтобы оценить ситуацию, увидеть, что протестная динамика пошла на спад. Если вы закручиваете гайки внезапно, резко, есть риск, что это может вызвать усиление протестной динамики — как это произошло на Украине в 14-м году после попытки очистить Майдан. В России все было сделано грамотно. «В ситуации кризиса особенно обостряется тяга к справедливости»

— Пять лет назад на площади вышел средний класс. Вышел, как вы говорите, с моральным, а не экономическим протестом. За прошедшее время ситуация в экономике катастрофически изменилась. Нет ли опасности, что завтра на площади выйдут совсем другие люди?

— В столицах в любом случае ядро протеста составит этот самый средний класс. Потому что он и в гражданском, и в политическом смыслах наиболее активен. И сейчас заметно злее, чем пять лет назад.

— Потому что обеднел?

— Не только поэтому. Людей очень сильно раздражает политическое и культурное давление, все эти бесконечные ограничения и преследования — пусть даже касающиеся не вас лично, но ваших друзей и знакомых. Падение доходов также очень важно. В ситуации кризиса особенно обостряется тяга к справедливости. Люди видят, что они уже с трудом отдают кредиты за айфоны или автомобили, а кто-то рядом ничуть не меняет образ жизни: по-прежнему покупает яхты и наслаждается раздражающей, бьющей в нос роскошью.

То, что было приемлемым в ситуации экономического подъема, становится абсолютно неприемлемым в тяжелый кризис.

Несправедливость начинает раздражать людей значительно сильнее, чем прежде, в тучные годы.

— Разве тяга к справедливости обостряется только в среднем классе?

— Она обостряется у всех. Вопрос в том, кто и как ее реализует. «Низшие» слои могут найти для себя решение в девиантном поведении — алкоголизме, мелком хулиганстве. Средний класс мыслит в других категориях — более политизированных и более гражданских. И этого среднего класса в России вполне достаточно, чтобы стать питательной почвой перемен. Все современные исследователи революций отмечают, что они происходят обычно там, где есть сформировавшийся средний класс и где уровень экономического развития не слишком низкий. То есть в Сомали или Эфиопии мало шансов на революцию, там превалируют другие формы протеста. «Я не верю в то, что в России произойдет именно кровавая революция»

— В России слово «революция» ассоциируется с чем-то страшным и кровавым — исторический опыт у нас такой. Поэтому даже сам термин многих пугает.

— Пять лет назад Россия была близка к так называемой бархатной революции, при которой власть, скорее всего, сохранила бы часть своих позиций. Ей ничего не стоило допустить перевыборы, на которых оппозиция, честно говоря, не имела шансов победить. Она бы получила фракцию в парламенте, но точно не получила бы большинства. Но власть тогда на это не пошла, ведь она у нас избегает компромиссов. И, соответственно, сама вызвала ситуацию «острие против острия». То есть теперь развитие событий в случае революции будет проходить по более жесткому сценарию.

— Вы имеете в виду — кровавому?

— Исходя из международного опыта, жесткий сценарий вовсе не обязательно кровавый. И как раз в России он кровавым точно не будет.

В России нет сил, которые заинтересованы в защите власти. Звучит парадоксально, но это так.

Наша власть выглядит гранитной скалой, она пытается всех запугать своей нарочитой брутальностью. Но на самом деле это не скала, а известняк — весь в дырах и рытвинах, который очень легко обрушится в случае давления.

— Не знаю... В стране такое огромное количество силовиков и чиновников.

— Это ничего не значит. Важно не число, а мотивация, цели, смыслы. За что будут сражаться пресловутые силовики? За власть узкого круга, за их яхты-дворцы-самолеты?

— За то, чтобы остаться при своей кормушке.

— Чиновники — по крайней мере, средний слой — прекрасно понимают, что они как технократы будут востребованы при любой власти. Им особо ничего не грозит. Более того, многие из них по отношению к действующей власти настроены негативно, поскольку, с их точки зрения, она занимается не развитием страны, а чем-то другим: преимущественно войной, «пилкой» ресурсов, какими-то странными пиар-проектами и т.д.

Что касается силовиков, то когда люди встают перед выбором умирать за начальника или спасать собственную жизнь, то при отсутствии сильной идеологической мотивации они предпочтут спастись сами.

Тем более что сегодня мы живем в мире, где все просматривается, то есть весь мир будет наблюдать происходящее в прямом эфире, как это было в Киеве. И любой генерал, получив приказ о жестком подавлении мятежников, потребует от начальства письменное распоряжение. Начальство его никогда не даст. А что делать генералу в случае выполнения приказа?

Из Киева еще можно было бежать в Ростов, в Москву, в Воронеж. А из Москвы куда? В Пхеньян?
Поэтому риски для силовиков чрезвычайно велики. А главное, ради чего? У Советского Союза был значительно более мощный аппарат насилия. И Компартия была — какая-никакая, но все-таки спаянная, объединенная идейными узами, общей мотивацией. И где все это оказалось в августе 91-го года? Мы же с вами все это наблюдали. Вот как Розанов говорил о царской России, что она в три дня слиняла, точно так же в три дня слиняла и советская власть.

— Но зачем тогда без конца наступать на грабли, доводя ситуацию, как вы говорите, «острие на острие»? Ну, пустили бы ту же самую оппозицию сегодня в парламент — хоть бы немного ослабили ситуацию.

— Во-первых, считают, что уже поздно. Во-вторых, просматривается инфантильное, поистине подростковое желание избежать компромиссов, поскольку компромиссы, с точки зрения тех людей, которые принимают решения, это слабость. Это вопрос уже к психологическому профилю людей во власти. Возможно, именно этот пункт ключевой для понимания динамики ситуации. В большинстве случаев к революциям приводит не оппозиция, не внешние силы, а сама власть, которая не готова пойти навстречу обществу, вовремя разрешить противоречия.

Современники говорили о реформах Николая II — «слишком мало и слишком поздно». Это вечная российская беда.
Но еще раз повторю: я нисколько не верю в то, что в России произойдет именно кровавая революция, тем более с масштабными апокалипсическими последствиями вроде развала страны. Ничего подобного не будет.
В стратегическом плане власть сегодня проигрывает. Ее основная стратегия — раз все наши оппоненты слабы, мы их будем и дальше давить и ждать, пока проблемы сами собой рассосутся. Во власти хватает сегодня теоретиков, которые уверены, что так они смогут продержаться до 2030–2035 годов.

— Вам такая стратегия кажется ошибочной?

— Я склонен полагать, что политическая ситуация в России кардинально переменится в течение ближайших двух лет. И, похоже, перемены начнутся именно в 17-м году. Дело здесь не в магии чисел, не в том, что это столетний юбилей — это всего лишь совпадение. Для этого прогноза есть некоторые основания. «Мы находимся накануне кардинального разворота массового сознания»

— Какие? Если оппозиция слаба и новых лиц и новых идей, как показали последние выборы, не видно, почему что-то должно измениться в 17–18-м годах? Напротив, судя по недавним прогнозам Минэкономразвития, которое обещает нам 20 лет стагнации, власть рассчитывает продержаться как минимум до 2035 года.

— Если уж мы говорим, что все сегодня находится в руках власти, нельзя забывать, что власть, у которой нет конкурентов, обязательно начинает совершать ошибку за ошибкой. Плюс общая ситуация поджимает: ресурсы у страны заканчиваются, нарастает недовольство. Одно дело, когда вы терпите год или два. А когда вам дают понять, да вы и сами «нутром» чувствуете, что придется терпеть всю жизнь (20 лет стагнации, что потом?), ваше мироощущение начинает меняться.
И вы вдруг понимаете, что терять-то вам уже нечего. Вы и так уже, оказывается, все потеряли. Так чем черт не шутит — может, лучше перемены?
Социологи, которые занимаются качественными исследованиями, говорят, что мы находимся накануне кардинального разворота массового сознания, который будет очень масштабным и глубоким. И это разворот в сторону от лояльности власти. Похожую ситуацию мы переживали на рубеже 80–90-х годов прошлого века, перед крушением СССР. Потому что сначала революции происходят в головах. Это даже не готовность людей выступать против власти. Это неготовность считать ее властью, которая заслуживает подчинения и уважения, — то, что называют потерей легитимности.

— Ваши прогнозы часто сбываются… Хотя совпадение дат — а вы предрекаете начало перемен в 2017 году — пугает. Не хотелось бы ни нового 1917-го, ни нового Ленина, который может подобрать власть и повергнуть нашу страну опять в какую-то жуть.

— Теоретически этого, конечно, исключить нельзя. Однако не стоит недооценивать здравый смысл и сдержанность общества. Даже разгневанного общества. У русских чрезвычайно большой негативный опыт.
Наши люди очень боятся перемен. Их надо долго-долго бить по головам, чтобы они пришли к мысли, что перемены лучше, чем сохранение власти.
Это первое. Второе — кровавые масштабные эксцессы происходят обычно там, где велика доля молодежи. Россия к числу этих стран совершенно точно не относится. И потом, если уж у нас в 90-е годы, когда экономическая и социальная ситуация была намного хуже, чем сейчас, гражданская война не началась и фашисты к власти не пришли, то сегодня шансы подобного развития событий исчезающе малы. Но власть на этом страхе очень успешно играет. И внутри страны, и вовне. Я часто замечаю, как провластные эксперты посылают один и тот же сигнал западным коллегам: а вы знаете, что может прийти человек, который будет опаснее и хуже Путина? И я вижу, как западная сторона начинает задумываться.
На профессиональном жаргоне это называется «торговля страхом». «Эффект Крыма исчерпан»

— Ключевой момент любой революции — это запрос на справедливость. Насколько велик он сегодня в России? Крым отчасти удовлетворил этот запрос или это разные вещи?

— Крым отвечал на потребность в национальном самоутверждении, национальной гордости. И эту потребность он удовлетворил, заодно отчасти компенсировав начальную фазу кризиса. Но эффект Крыма исчерпан. Еще весной 2014-го я говорил, что его хватит на полтора, от силы два года. И этот эффект исчерпал себя уже в конце 2015-го. Обратите внимание, что на парламентских выборах повестка Крыма вообще никак не фигурировала. В современных дискуссиях она мало присутствует, потому что сегодня людей уже не волнует.

Людей занимает в первую очередь социальная проблематика: доходы, которые снижаются, безработица, развал образования и здравоохранения… Ну да, Крым наш — хорошо, и все на этом. Проблема Крыма не выглядит политическим водоразделом будущего.
В случае массовой протестной активности мы увидим в одних рядах людей, которые говорят «Крым наш» и которые говорят «Крым не наш».
Это не будет для них иметь никакого значения. Потому что в масштабном кризисе политическая диспозиция упростится предельно — вы «за» или «против» действующей власти.

— А как же то самое пресловутое большинство в 86%, которое сплотилось вокруг власти благодаря Крыму?

— Те, кто за власть, всегда сидят дома. Сама власть их этому научила: все, что от вас требуется, — раз в четыре-пять лет прийти за нее проголосовать. Зато те, кто против, отлично знают, что только от их действий зависит судьба их самих, их детей и внуков. У них есть мотивация. Да, они сейчас запуганы. Они не понимают, что им делать.

— Вы в своей книге пишете, что, пока элиты сплочены, революций не бывает. Российский ближний круг, судя по вашим словам, сегодня сплочен как никогда.

— В элитах — очень сильное напряжение. Связанное, во-первых, с тем, что обострился дележ материальных ресурсов, которые сокращаются. Идет ожесточенная, поистине волчья схватка. Поэтому все, кто может, выходят из налогового резидентства России. Во-вторых, подтачивается вера в непогрешимость вождя. А главное, не видно перспектив. Элита не понимает, как из этой ситуации можно выйти.
Потому что вся стратегия власти основана на одном: мы будем ожидать. Чего?

Может, вырастут цены на нефть. Или вот в США будет другой президент — не важно кто, но просто откроется окно возможностей. Или в Европейском союзе образуется группа ревизионистских стран, выступающих против санкций. В общем, они ожидают чуда. Но единства внутри элиты уже нет. Поэтому, как только начнется давление снизу, они тут же начнут думать, как им спастись, о том, что с ними будет после Путина. Сейчас они об этом не то что не говорят, а даже думать боятся. Только наедине с собой, и то, наверное, с оглядкой. «России нужны 15–20 лет спокойствия»

— Вы часто говорите, что самое лучшее для страны, если к власти придут технократы, а не политики. Но откуда они, собственно, возьмутся, если все последние годы кадровый отбор шел по принципу лояльности, а не профессионализма.

— В высшей прослойке — да. Но ниже — на уровне заместителей министров, начальников департаментов — немало в высшей степени профессиональных и патриотичных людей. Хотя в целом в России их, к сожалению, не очень много. Но тем не менее они есть. Стратегия развития страны — по крайней мере экономическая, в области развития технологий — должна быть в руках профессионалов. И это непременно произойдет. А контуры любой политической и внешнеполитической стратегии России понятны. России нужны 15–20 лет спокойствия. Никакой лихорадочной активности во внешней политике. Никаких огромных пиар-проектов внутри страны. Потому что не на что.

— У нас были 15 лет стабильности. И что?

— Эти 15 лет были, к сожалению, потрачены впустую, что надо откровенно признать. И это ужасно. Это еще одна из причин недовольства и гнева граждан, когда они вдруг поймут, что их процветание позади. Понимаете, вот мы жили, работали, и наша жизнь становилась лучше. Да, мы знали, что у кого-то она совсем хорошая, но и в нашей что-то менялось к лучшему.
И вдруг мы осознаем, что расцвет у нас за спиной. Что впереди ничего хорошего не светит. И нас гложет обида.
Обида не только за себя, но и за детей, внуков. При этом мы видим рядом людей, у которых яхты короче не стали. И это вызывает очень сильное раздражение. Вот это ощущение несправедливости и есть то, что побуждает людей выходить на площадь.

— Вы так говорите, как будто революция предрешена.

— Вовсе нет. Я просто считаю, что сегодня это куда более вероятно, чем пять лет назад. Десять лет назад я бы сказал, что она вряд ли возможна. А сегодня говорю: почему бы и нет? Особенно когда альтернатива революции — 20 лет гниения. Или кардинальная схема вектора развития, или 20 лет гниения и вымирания — вот дилемма, перед которой стоит Россия и все мы.

— Есть и третий путь, который вы же и проговаривали, — Путин не пойдет на ближайшие выборы президента по тем или иным причинам, а выдвинет преемника.

— Да, но и это может привести к вполне революционным последствиям, к радикальной смене курса. Сама по себе атмосфера морального, психологического насилия и давления в стране настолько сгустилась, что просто необходима разрядка. Я надеюсь, что она будет носить более-менее рациональный характер. Потому что страна нуждается в нормализации жизни — как антитезе нынешней консервации социального и морального ада. Должны быть нормальные моральные ценности. Вот это, кстати, проблема для России куда более важная, чем экономическая реформа.
Нам придется восстанавливать моральное и психологическое здоровье общества.

Давать обществу здоровые ориентиры. Люди должны знать, что, честно работая, они будут получать достаточный для достойной жизни доход. Что если вы хорошо учитесь и работаете, это гарантирует вам продвижение по социальной лестнице. Надо снизить до приемлемых значений — хотя бы до тех пресловутых двух процентов, которые были при Касьянове, — коррупцию. Воссоздать нормальность. Просто нормальность. А нормальность предполагает, что и сведение взаимных счетов тоже должно
быть прекращено.

— Это вы к разговорам о необходимости возмездия и люстрации?

— Не столько о люстрации, сколько о восстановлении институтов. Если некий судья раз за разом выносил неправомерные и ангажированные решения, вряд ли он может оставаться судьей в любой нормальной стране. Здесь возможны варианты вплоть до полного обновления судейского корпуса. Некоторые вещи, видимо, потребуют кардинальных и быстрых решений. Другие будут рассчитаны на длительный срок. Но за 15–20 лет страну можно преобразить до неузнаваемости. И ее место в мире тоже. Причем без чрезвычайных мер. Просто надо вернуть нормальность, и постепенно все заработает. Мне кажется, такие идеи могут стать основой революционного преобразования. Потому что люди в нашей стране уже достаточно благоразумны, чтобы не хотеть вновь все отнять и поделить.

Беседовала Виктория Волошина

Из выпуска от 02-11-2016 Газета.Ru



К О М Е Н Т А Р И И


kos
04 ноября 2016 года, :11
Нда, посмотрев статьи как-то не видно что это "один из самых точных предсказателей".



ленаl
04 ноября 2016 года, :11
Очень великолепная статья, прям нечего добавить, все в точку.



ленаl
04 ноября 2016 года, :11
Перемены должны начаться в столице, а столица зажрата,



0ксан@
04 ноября 2016 года, :11
Pеволюцию всегда кто-то для чего-то готовит. и этот кто-то - не народ. технологии совершенствуются, опыт копится. а для для тех, за чей счет оно все переворачивалось, ни из единой "революции" ничего хорошего не вышло.



Васильева
04 ноября 2016 года, :11
сначала необходима " революция" в головах людей , в их душах , что они живут на земле только раз , и жить надо достойно. Где такой проповедник и лидер ? который поведёт за собой ?? А перемены действительно созрели.. благодарю



Валерий В
04 ноября 2016 года, :11
Подлая и провокационная статья. Мягко стелет да жестко будет жить "революциями"! Что то на хвалёном западе их не устраивают.



Слай
04 ноября 2016 года, :11
Возмездие и люстрации необходимы, без крайностей! В том числе и без этого вряд ли возможны перемены.



ЖительЗоны
04 ноября 2016 года, :11
Статья нормальная, только надо иметь в виду то, что обстановка не критическая, а рабочая, обычная. Если мы оглянемся назад, то увидим, что точно так же обстояли дела в любой момент жизни страны, ну, может, за исключением периодов двух отечественных войн. Элита, про которую толкует автор, будет основательно прополота, ибо нафиг (был вот такой министр промышленности Христенко, эту самую промышленность под корень изведший) , парадигма сменилась. И не факт, что нелегитимный и не возглавит сей процесс. Так что все нормально, живём дальше.



PrAlIv
04 ноября 2016 года, :11
"...Собака лает, ветер носит..." Пустобрёхи! sad
И ещё: "...Со-о-оловей - голосистый со-о-ловей!"



глазов
04 ноября 2016 года, :11
Россия всегда жила и живёт от революции до революции. За 25 лет перестройки Россия прошла путь от железного занавеса всей страны до железного занавеса каждой квартиры. Все реформы, перестройки в России заканчиваются смутой. Самое страшное в России не падение экономики,а падение нравственности и отсутствие справедливости. Самый разрушительный удар Запада по России-это превращение народа в общество потребителей. Михаил м. глазов южно-сахалинск



ВладимирРоссийский
04 ноября 2016 года, :11
Перед выборами говорили, что пора уже эту воровскую власть на нары. Но народ у нас в большинстве идиоты и дебилы (особенно пенсионеры) - их грабят, а они или сидят дома или выбирают ворьё во власть!
Прогноз на много-много лет вперёд:"слепые не прозреют, хромые не побегут, бедные не разбогатеют". Но вы держитесь.
Короче: Рост цен, тарифов, нищеты, НАРОД, ВСЁ ЭТО ВЫБРАЛ ТЫ!



Доброжелатель
05 ноября 2016 года, :11
Слом системы без революции не возможен. Наибольшая социальная справедливость возможна только при социализме. Даже переход от социализма к капитализму был небархатным, а уж снова обратный от олигархического капитализма к социализму бархатным быть тем более не может. Захотели в 91 г. 300 сортов колбасы и гламурных этикеток? Получили. Только денег у большинства простолюдина хватает сейчас на один, и тот не мясной,а самый химическидрянной. Так за что боролись-то и тайно смаковали? Вот жидовская гайдаро-чубайсовская кодла знала за что, а простолюдина "развели", как последнего идиота, который якобы устал дюжо от революций и будет наблюдать очередную системную рокировочку в ожидании достойного дохода в слае честного горбатения на буржуя и барыгу.

http://qps.ru/MI2Vg
BOLT +1 Нет комментариев
Административный экстремизм
Специфика государства в том, что оно плохо, несовершенно, с издержками, но достигает целей, которые действительно (а не только в рамках пропагандистской риторики) ставит перед собой.

Анархисты правы в том, что эффективность государства действительно отчетливо ниже эффективности частного бизнеса, — однако государства и были изобретены человечеством потому, что ряд абсолютно необходимых для него задач силами только общества, без создания специфического государственного организма, решить оказалось в принципе невозможно.

А жизненно важное дело лучше сделать плохо и с опозданием, чем вообще никак.
Российское государство — яркое подтверждение этого правила.

Длящийся уже почти тридцать лет плач по блокированию социально-экономического развития и гомерическому по своим масштабам разграблению «советского наследства» выдает всего лишь непонимание исполняющей его интеллигенцией характера российского государства. Весьма вероятно, что оно и создавалось не более чем машинка по организации этого разграбления, — и, если гипотеза верна, машинка была свинчена еще в недрах СССР по-советски надежно и молотит, перерабатывая нас в яхты абрамовичей и тортики касьяновых, до сих пор.

А вот вопросы безопасности любое государство, вне зависимости от своей цели и природы, обязано решать в первую очередь.
И до последнего времени они решались весьма четко и эффективно, и даже до смерти перепугавшее многих выпускание болотного «политического пара» выглядит с высоты прожитых лет грамотной, пусть и стихийной реакцией политического организма.

Во многом откровенно глупое антиэкстремистское законодательство, вызывавшее справедливое негодование, тем не менее при всем своем несовершенстве и часто избыточной жестокости серьезно ограничило экстремизм. Это позволило нам не только избежать вожделенного для западных «партнеров» государственного переворота, но и вот уже 12 лет прожить без масштабных терактов (что, разумеется, ни в коей мере не гарантирует от возвращения этого кошмара).
Однако время идет, и ситуация меняется.

Оглушительно низкая явка на думские выборы напомнила не столько захлебнувшуюся в комфорте и безразличную к собственной судьбе Европу, сколько пушкинское «народ безмолвствует». Массовое самоустранение от выборов — признак глубокого, пусть даже и не вышедшего пока на поверхность изменения политической ситуации в России.

Избранные и провалившиеся кандидаты в депутаты, по-честному встречавшиеся с обычными гражданами России, до сих пор пребывают в шоке не только от чудовищно плохих реалий жизни основной массы народа, но и от предельно откровенной и почти ничем не сдерживаемой враждебности широких масс к правящей бюрократии и партии, олицетворяющей сложившийся порядок.

Повседневное поведение значительной части чиновничества, практически освободившегося от какого бы то ни было контроля за своей деятельностью, даже в наиболее благополучных и богатых регионах России, включая Москву, вызывает массовую ненависть, которая может стать детонатором самых масштабных, самых пугающих потрясений.

Эта ненависть копится в глубине людских душ. Она почти не прорывается при беглом общении с посторонними и даже в соцсетях, пользователи которых уже хорошо знают, как легко выражение недовольства властью оборачивается уголовным преследованием недовольных за тот самый «экстремизм». Но при откровенном разговоре она буквально лишает дара речи самых подготовленных и циничных специалистов. Ее внезапный прорыв и воплощение в реальность является главной опасностью для сегодняшней России — однако устранить ее или хотя бы «ввести в берега» можно, лишь устранив ее причину.

Лишь нормализовав поведение чиновников, критически значимая часть которых, похоже, искренне рассматривает свое положение «слуг народа» как основание для выражения открытого и демонстративного презрения к нему и для игнорирования своих формальных обязанностей перед ним, не говоря уже о его циничном в своей публичности ограблении.

С формально-юридической стороны дела поведение современного российского чиновничества как правящего, а во многом и владеющего Россией класса трудно квалифицировать иначе, чем экстремизм, — причем худший род экстремизма, возбуждающий ненависть не к той или иной части общества, а к его структурообразующему элементу — государству и к государственности как таковой.

Мы уже проходили это во время горбачевской «катастройки»: тогда вся пропагандистская мощь государства была развернута против самого этого государства, для его очернения, дискредитации и разжигания ненависти к нему. Результатом стала крупнейшая геополитическая катастрофа нового времени — уничтожение Советского Союза и всей советской цивилизации, чудовищные последствия чего мы не можем преодолеть до сих пор.

Сегодня преступная деятельность представителей государства, несмотря на громкие задержания отдельных коррупционеров, едва ли не поощряется — и трудностью расследования, и мягкостью наказания. Так, никого уже не удивляет, когда наказание совершивших преступления сотрудников правоохранительных органов сводится к их увольнению. Более того: это трактуется как успех в деле борьбы с преступностью!

Контрабанда — преступление против государственной политики и, следовательно, против государственности как таковой — декриминализирована в президентство Медведева и является административным нарушением — таким же, как переход улицы на красный свет!

Коррупция пока еще считается преступлением — однако в отношении ее введена средневековая норма выкупа. В результате коррупционер может заплатить за взятку, на которой его поймали, штраф за счет взяток, на которых его не поймали, и спокойно глумиться над жертвами своих преступлений — и это официально считается торжеством правосудия! В результате критически значимая часть чиновничества в полной мере наслаждается своей безнаказанностью, возбуждая своей деятельностью широкую ненависть к власти и государству как таковым.

Строго говоря, это специфическая форма экстремизма — административный экстремизм, ставший в силу своей распространенности главной опасностью для самого существования российской государственности.

Общество сознает его губительность в полной мере: на необходимость уголовного преследования административного экстремизма указывает 91,5% участников интернет-опросов (при всей понятной их нерепрезентативности), причем интенсивность отклика свидетельствует об актуальности этой проблемы.

Остается надеяться, что российское государство найдет в себе силы и вменяемость услышать общество и запустить процесс самоочищения мирным путем, не дожидаясь, когда оно будет осуществлено самим обществом, как обычно в нашей истории — стихийно, насильственно и разрушительно.

Михаил Делягин

Из выпуска от 04-10-2016 Московский Комсомолец

http://subscribe.ru/digest/business/law/n2024012.html
BOLT +2 Нет комментариев
Надежда умирает последней
Открываешь газету, и ощущение недоумения сменяет ощущение отчаяния, а затем тебя охватывает ощущение бессилия — начинаешь осознавать, что ничего от тебя не зависит. Газета предлагает читателю заголовок на первой странице в сопровождении мрачной фотографии главы Минэкономразвития Улюкаева: «Граждане будут беднее к 2017 году».

Заголовки в других номерах: «Пенсионная заморозка из временной превратилась в постоянную». Далее. «Перспектива 2020: стагнация или рецессия». И уточнение сути для непосвященных: «экономический рост в условиях сокращения бюджета нереален». А повседневная реальность вокруг бюджета-2016 — это постоянный пересмотр его в сторону сокращения.

Замечу, что все заголовки перечисленных статей не случайно взяты в кавычки — это слова властвующих чиновников.

Еще одна фраза, вынесенная в название статьи и принадлежащая руководителю Счетной палаты Голиковой, не прибавила нам оптимизма: «Валюту из России не вывозит только ленивый».

А мы не устаем повторять: продуктивный бизнес — наша опора. Опускаем глаза, и ручьи, реки и водопады валюты утекают за рубеж в результате совершения импортно-экспортных товарных сделок. Как итог — незаконный вывод капитала из страны. В 2013–2015 годах он составил 1,2 трлн рублей, эти цифры называются в докладе Счетной палаты.

И далее вывод. Работу федеральных органов исполнительной власти по предотвращению вывода капитала за рубеж аудиторы Счетной палаты называют неэффективной. Есть претензии и к законодательству, которое не позволяет пресекать противоправный вывод капитала. Главный изъян закона — степень ответственности не соответствует тяжести правонарушения. СП не исключает, что масштаб утечки капитала гораздо более значим, поскольку количество проверок, проведенных таможенными органами, незначительно. В 2014 году их было 5,3 тысячи (6% от общего числа совершенных сделок). В 2015 году — 4,5 тысячи (4,1%) от общего числа сделок. За три года таможня передала в Росфиннадзор 17,3 тысячи дел, по которым на нарушителей наложили штраф 663,4 млрд рублей. Но фактически, подводит итог СП, федеральный бюджет получил всего около 3 млн рублей, что составляет ничтожную долю от суммы выявленных нарушений.

Иначе говоря — воровство повсеместное. И далее отлаженная логика жульничества. Растет количество случаев, когда нарушения валютного законодательства выявлены, но уголовные дела не возбуждены или прекращаются. Несмотря на возрастающий масштаб хищений, по возбужденным уголовным делам такого плана в 2013 и 2014 годах были осуждены три человека. В 2015-м осудили восьмерых, но пятерых освободили по амнистии... По словам академика Гринберга, эти позорные явления очень давно наблюдаются в России. Они — следствие бездумной валютной либерализации и неспособности этому противостоять. Все это говорит об обрушении качества государства как такового.

Череда кризисов, которые переживает страна, нескончаема. Практически все сферы промышленного производства проходят через коридор нескончаемого спада.

И на фоне этих фундаментальных отрицательных событий министр труда Максим Топилин пообещал бюджетникам в 2017 году повысить зарплату. Одновременно с этим, как пишет «Независимая газета», иностранные исследователи назвали российскую экономику самой несправедливой в мире. Довод не лишен здравости — в России 88% богатств контролируются миллионерами и миллиардерами, которые составляют не более 8% от общей численности населения. Среднего класса в стране практически нет.

Но наша управленческая элита живет в другом мире, и в официальных отчетах несуществующий средний класс исчисляется иными цифрами — 15–20%. По сути, очевидное вранье. И в ответ на критику подобных лживых исчислений вы слышите слова официальных лиц: «Это как считать...».

Если миллионеры контролируют 50% и более богатств страны, тогда остается очень мало места для появления среднего класса — цитируем CNВС. Теперь надо уйти от ошибочной оценки наполнения среднего класса в странах Европы и мире. Якобы это сплошь представители бизнеса, работники банковской сферы, иначе говоря — беловоротничковый мир. Это не так. Средний класс за рубежом — это не только инженеры, юристы, представители малого бизнеса, но и школьные учителя, преподаватели вузов, врачи, мир науки, ученые.

Но если вернуться к России, на основании выводов знаковых мировых исследовательских структур — у нас сейчас только 4,1% взрослого населения может быть причислено к среднему классу. В чем причина? Все в том же. В удручающей несправедливости, резком различии зарплат квалифицированных специалистов и представителей администрации учреждений, в которых они работают. В Москве преподаватель вуза получает в среднем около 40 тысяч, а руководитель заведения свыше 2 млн рублей в месяц. Аналогичная ситуация складывается во всех социальных отраслях: медицине, образовании, науке.

В регионах зарплата специалистов еще ниже, она очень часто сравнима с прожиточным минимумом. Это порождает проблемы разрастающегося мира бедных в России.

Это и есть смысловое подтверждение самого страшного кризиса, который переживает страна, — кризиса справедливости. Именно этот кризис способен опрокинуть страну. И этот процесс происходит на наших глазах. Увы, но он застал нас врасплох. В преддверии 1990-х мы пребывали в иллюзорном мире. Демократия обрушилась на общество как извержение вулкана, и общество к ней было неготово. Неконтролируемая свобода стала достоянием всех и вся. Твори все, что хочешь, ты свободный человек. И все реформы начала 90-х творили время мифов, таких как приватизация — мы будем богатыми и счастливыми. Свобода слова — мы будем говорить что хотим и слышать и не слышать тех, кого считаем нужным. И это разделение каждый из нас делал сам.

И, как всегда, сначала был взрыв восторга. Мы свободны, и никто нас не остановит. А затем, когда пришло время спросить собственные надежды, где их торжество, началось прозрение. Приватизация, которая должна была преобразить страну. И частный собственник, независимый и преуспевающий. Где он?

Нет, отчего же, он есть, его имя миллионер и даже миллиардер. Их не так много, где-то 5–7%, но на сегодня в их владении 88% богатств России. Так что главная проблема не в замедлении темпов развития страны, которого не существует, а в нелепости нескончаемого потока плохо продуманных реформ, проведение которых превращается в некий миф о развитии России. Удручающим подтверждением тому служат инициативы теперь уже бывшего министра образования и науки Ливанова по реформированию Академии наук и всей системы научного развития. И то и другое ныне на грани краха. Научное сообщество разрушено. И это в тот момент, когда стране необходим экономический рывок, чтобы оторваться от дна кризиса, где страна находится на протяжении последних восьми лет.

Не хочется оглашать возникающую уверенность, что происходящее не случайно, в системе управления страной есть силы, олицетворяющие осознанное разрушение достижений советского прошлого, выдающейся науки, лучшего в мире здравоохранения и образования. Крах этих составляющих, сделавших страну великой и неповторимой, не может быть случайностью.

Кто будет оспаривать неопровержимую реальность? В стране делается все возможное для того, чтобы ушли в никуда бесплатное образование и здравоохранение.

Свое обещание о повышении зарплат Топилин подытожил значащей фразой: «Указы надо выполнять», — имея в виду майские указы президента от 2012 года. Как именно вырастет оплата бюджетных работников, пока неизвестно.

Повышение зарплат в условиях постоянного бюджетного дефицита действие рискованное. Тем более что сейчас расходы бюджета непомерно сокращаются. Наиболее проблемной в этом отношении является сфера образования. Бюджетные ассигнования по разделу «образование» в 2016-м оказались на 8% ниже расходов на эту сферу в 2015 году.

То же самое происходит с расходами на здравоохранение, несмотря на безостановочные заклинания премьера, что «социальные расходы для нас святое и никакие посягательства на них недопустимы». На практике в действиях подчиненных ему лиц в ранге министров мы видим прямо обратное. Это одно из очевидных следствий изыскания ресурсов для повышения оплаты труда бюджетникам. Уже никто не скрывает, что повышение зарплат в 2017 году будет базироваться на росте налоговых нагрузок. Сейчас идут разговоры об увеличении ставок основных налогов, таких как НДФЛ, налог на прибыль, на добавленную стоимость. Попутно местные власти вводят новые сборы, эксперты допускают, что власти ради пополнения бюджета могут пойти на девальвацию рубля примерно на 10–20%. Тогда исполнить обязательства перед бюджетниками будет проще, хотя покупательная способность их зарплат сократится соответственно.

Перечитываешь все это и начинаешь понимать, что главный изъян развития страны — это даже не череда экономических просчетов и утрата навыков предвидения. Увы, главная причина в ином: в глубочайшем кризисе справедливости, что есть очевидный провал в практике управления страной. И первый итог торжества несправедливости — непомерное расслоение общества, нарастающее не с каждым днем, а с каждым часом.

Как уже было сказано, 88% богатств страны в России принадлежит узкому кругу миллионеров и миллиардеров. Ничего подобного нет ни в одной из знаковых стран. В Великобритании миллионеры контролируют 35% национальных богатств, в Америке — 32%, в Австралии — 28%, в Японии — 22%.

Ну конечно же, мы другая страна. Но если Запад нам не указ, то зачем же его копировать и сводить на нет бесплатное высшее образование? И как революционная мысль — некое единение педагогов пытается совершить прорыв в этой несправедливости и предложить человеку, желающему получить второе высшее образование, получать его бесплатно. При чем тут второе образование? Бесплатным должно быть первое — базовое образование, а все остальное, если рассуждать здраво, допустимо сделать платным. Вот что такое торжество справедливости.

Нечто подобное должно произойти с медициной. Реформы здравоохранения, которые неустанно взрывают медицину, а точнее, ее социальную суть, лишая ее главной составляющей — максимальной доступности, не просто неправомерны, они преступны.

В результате укрупнения медучреждений — больниц и поликлиник — численность врачей сократилась более чем на сотни тысяч. Мы ведаем, что творим? Очереди на прием к врачу растут невероятно. И даже временной норматив введенный Минздравом — на пациента не более 10 минут, — не сократил их. И мне наплевать, что причина нововведения — это нормы американские либо европейские. В условиях России и невысокого среднестатистического уровня здоровья нации не хватает родильных домов, аховая ситуация с отсутствием больниц и поликлиник в отдаленных районах сельской местности, с постоянными сбоями в работе скорой помощи в силу критического состояния дорог. Не прибавляет оптимизма и сокращение количества врачей на этом фоне.

Каков итог подобного реформирования? Он удручающий. Сокращение численности врачей не на десятки, а на сотни тысяч человек. Так что в полку безработных прибыло, и прибыло основательно. Рискну заметить: это путь не к развитию, а к уничтожению
нации.

Зачем нам бороться за здоровье пожилых людей? Позвольте им сдать анализы, сообщите им, что никаких особых отклонений нет, считайте, что уже одарили их позитивом, и проводите до двери. И пускай умирают спокойно. Замечу, что это не фантазия, а скрытая политика в действии многих медучреждений.

Я пишу эту статью в момент выборов, которые состоялись 18 сентября. Дай бог, чтобы мы прозрели и поняли — власть не является к нам с небес. Мы ее выбираем, а раз так, мы имеем право требовать от нее максимального уважения и почитания рядовых граждан.

И когда премьер-министр предлагает учителям в силу малых зарплат заняться бизнесом, правомерно сказать: «Все, ребята. Премьера понесло!!! Надо менять власть». О чем уже говорят все (за исключением «Единой России») политические партии, участвующие в выборах.

Олег Попцов, журналист

Из выпуска от 27-09-2016 Московский Комсомолец



К О М Е Н Т А Р И И


Никандр
28 сентября 2016 года, :09
А хорошо всё обрисовал,правдиво.



Влад Гвоздик
29 сентября 2016 года, :09
Статья констатирует негатив, но не показывает его причины.
А причины просты: российское общество больное и уродливое, искалеченное десятилетиями правления большевиков.
Следствие этого:
- неспособность общества контролировать власть в стране и менять ее, когда эта власть зарывается;
- склонность общества поддерживать авантюры типа крымской и украинской;
-склонность к самообману и т.д.

Процесс усугубляется тем, что мало-мальски здоровые силы опустили руки и просто пытаются уехать из страны.

Отсюда перспективы весьма печальны...



Alex63
28 сентября 2016 года, :09
Всё правда. Позитива никакого. Печально.



bigluzer131261
28 сентября 2016 года, :09
Позитива и не будет, хуже бы не было.



случайный прохожий
28 сентября 2016 года, :09
Беспросветно и выхода нет...((



Валерий Г
29 сентября 2016 года, :09
Все верно, но как заставить понять эти очевидные вещи большинство нашего населения, которое с каким-то маниакальным упорством идет голосовать за власть чиновников и воров. Речь не идет о поддержке проплаченных западом тварей, но нельзя ведь не видеть очевидных вещей и идти безропотно как бараны на убой за этими жуликами.

http://subscribe.ru/digest/economics/society/n361274048.html
BOLT +5 Нет комментариев
Хватит это терпеть!
Ситуации, когда подчиненные сталкиваются с прессингом начальства, к сожалению, не редкость. Причин для давления великое множество. Например, один руководитель боится потерять сотрудника и путем унижения пытается снизить его самооценку, другой начальник прессует подопечного, чтобы у того не возникло желания попросить прибавку, у третьего и вовсе дела идут неважно и он рассчитывает принудить работников написать заявление по собственному желанию, чтобы не платить им отступные. И что только не говорят такие руководители: «Хуже тебя только уборщица» или «Да у меня под дверью 100 человек стоят, мечтающих работать на твоем месте» или «Немедленно пиши заявление по собственному желанию, иначе я уволю тебя по статье».

Было бы глупо отрицать, что рядовые работники не совершают ошибок — ошибки совершают абсолютно все, и руководители не исключение. Несоблюдение субординации с подчиненными, кстати, является одной из таких ошибок. «Сегодня нарушений, которые допускаются работодателем столько, что не хватит и целого дня просто их перечислить», — иронизирует практикующий консультант в области трудового законодательства, руководитель Департамента консультационных проектов Института профессионального кадровика Мария Финатова.

Самые распространенные и самые дорогие нарушения кроются в трудовых договорах работников, говорит Финатова. «Административная ответственность за подобные нарушения применяется за ненадлежаще оформленный трудовой договор. Размер штрафа варьируется от 10 000 до 100 000 рублей. (ст. 5.27 ч.3 КоАП РФ).

«В случае если работодатель не указал одно из обязательных условий, которые должны быть в трудовом договоре, либо неправильно его оформил, риск привлечения к административной ответственности — 100 из 100%. Какие это условия? Это условия труда на рабочем месте, гарантии и компенсации, характер работы, условия оплаты труда и многое другое», — отмечает эксперт.

Рассмотрим самые частые нарушения работодателя, о которых ему можно напомнить в моменты очередного прессинга. Можно, впрочем, и не напоминать, а сразу обращаться в соответствующие инстанции.

4,5 метра на каждого

Очень часто в целях экономии работодатели сажают своих подопечных буквально друг другу на головы. Это незаконно. Запомните: в офисе рабочее пространство одного сотрудника должно занимать не менее 4,5 квадратных метров. И это при условии, что на его рабочем столе стоят только системный блок и монитор, а при наличии дополнительного оборудования (которое является дополнительным источником электромагнитного излучения — принтер, сканер, факс) площадь должна быть еще больше.

Если условия рабочего места вас смущают, смело жалуйтесь в Трудовую инспекцию, прокуратуру и Роспотребнадзор. Начальнику выпишут штраф, и ему придется решать вопрос с расширением рабочего пространства.

Гарантии и компенсации зависят от многих факторов и устанавливаются не всем работникам. К гарантиям и компенсациям относятся: сокращенная продолжительность рабочего времени, дополнительные отпуска, денежные выплаты, предусмотренные как законом, так и локальными актами работодателя, и многое другое. Если, например, говорить о работниках, выполняющих работу во вредных условиях труда, то гарантиями будет являться дополнительный отпуск не менее 7 календарных дней, 36-часовая продолжительность рабочего времени, 4% доплаты к тарифной ставке (окладу).

Однако все вышеперечисленные гарантии и компенсации не всегда отражены в трудовом договоре. Если ваша работа предполагает дополнительный отпуск или прибавку к окладу, а вы ни того, ни другого даже в договоре не видели, это повод как минимум поднять этот вопрос с начальством и как максимум обратиться в трудовую инспекцию.

Не внес в договор пункт о зарплате? Плати штраф

К нарушениям в области оплаты труда относится и неуказание в трудовом договоре двух дат выплаты заработной платы, условий получения заработной платы, размера оклада, всевозможных видов положенных надбавок и доплат, критериев премирования и прочих вопросов, относящихся к оплате труда.

Когда нет денег

Если условия о выплате зарплаты не в полном объеме отражены в договоре — это полбеды. Беда начинается, когда выплата этой самой зарплаты задерживается на протяжении нескольких месяцев. Как показывает практика, многие работники готовы потерпеть и подождать, когда компания переживет трудные времена и рассчитается с каждым. Работодатели этим пользуются, а потом рассчитываются не со всеми.

Факт задержки зарплаты лучше не умалчивать, и если сроки невыплаты исчисляются месяцами, следует обращаться в суд, прокуратуру и трудовую инспекцию. В своем заявлении перечислите нарушения ваших трудовых прав, однако помните, что все написанное вами должно быть подтверждено аргументами, фактами, документами, возможно, показаниями свидетелей.

За частичную невыплату свыше трех месяцев заработной платы, совершенную из корыстной или личной заинтересованности, работодателю грозит штраф до 120 тысяч рублей или штраф в размере заработной платы или иного дохода руководителя за период до одного года. Также за подобные нарушения законодательство предусматривает лишение права занимать определённые должности и заниматься определённой деятельностью на срок до одного года.

Если же работодатель полностью не выплатил деньги за два месяца работы или выплатил их в размере ниже установленного федеральным законом МРОТа, ему грозит штраф в размере от 100 до 500 тысяч рублей или в размере трехлетнего дохода. Суд может приговорить такого горе-начальника к принудительным работам на срок до трех лет или же запретить заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. В крайнем случае, работодатель может быть отправлен за решетку на срок до трех лет.

Скупой платит дважды

Казалось бы, очевидно, что допуская сотрудников к работе без прохождения обязательных предварительных или периодических медицинских осмотров, работодатель нарушает законодательство, однако, многих начальников это мало останавливает.

«По этому нарушению статистика зашкаливает, практически в каждой второй организации осмотры не проводятся. Либо одни, либо другие. А между тем работодателя штрафуют за каждого работника, который не прошел медицинский осмотр. Цена вопроса — от 15 тысяч до 130 тысяч рублей.

Это нарушение рассматривается по отношению ко всем работникам организации, которые должны проходить предварительные и периодические медицинские осмотры. Если же у работодателя есть специальные категории работников, например, водители, то при нарушении порядка прохождения медицинских осмотров у них применим еще один вид административной ответственности дополнительной статьей, где штрафы от 2000 до 50 000 рублей», — подчеркивает Мария Финатова.

За угрозы придется отвечать

Настойчивые требования руководителя написать заявление по собственному желанию, сопровождаемые угрозами уволить по статье, могут стать поводом обращения в трудовую инспекцию для проведения проверки.

«У работодателя нет законных способов добиваться увольнения сотрудника по собственному желанию. Эти действия в принципе противозаконны. Традиционные методы „выживания“ неуступчивого работника из организации представляют собой разнообразные вариации тех или иных прав нанимаемого (в первую очередь — трудового договора). В силу данного обстоятельства поведение руководителя может быть использовано как повод для выдвижения судебного иска: по обвинению в клевете (ст. 128.1 УК РФ), оскорблении (ст. 5.61 КоАП) и т. д.», — говорит адвокат Владимир Постанюк.

Елена Трегубова

Из выпуска от 14-09-2016 Аргументы и Факты
BOLT +1 Нет комментариев
Миллионы из пепла
В Таиланде задержан российский бизнесмен Василий Смольников, обвиняемый в хищении денег, выделенных для погорельцев Хакасии

В провинции Сонгкхла на юге Таиланда при пересечении границы с Малайзией по запросу российского бюро Интерпола задержали известного хакасского бизнесмена Василия Смольникова, владельца «Черногорскотделстроя» (ЧОС) и депутата Черногорского горсовета, председателя комиссии по бюджету, финансам и промышленности. 42-летний Смольников — зять депутата Верховного совета Хакасии Виктора Кузьмина, руководящего другой крупной строительной компанией — «Людвиг». Смольникова заочно арестовали и объявили в международный розыск в начале года, обвинив в даче взятки в 200 тысяч рублей и хищении 17 млн рублей, направленных из федеральной казны на строительство домов для погорельцев в Шире. При задержании Смольников не сопротивлялся, сейчас ждет в тюрьме Бангкока экстрадиции. Это произойдет, скорее всего, в середине сентября.

Напомню: в прошлогоднюю Пасху, 12 апреля, огненный смерч уничтожил в четырех десятках сел Хакасии 1215 домов, почти полторы тысячи семей остались без жилья (часть домов — на двух хозяев), погиб 31 человек, 90 травмированы. «Новая» подробно писала в 2015-м о той беде (№ 39 — «Огонь шел стеной, дома сгорали за 10 минут», № 41 — «Пепел и пипидастры»). 16 апреля 2015 года Владимир Путин в прямом телеэфире дал поручение преодолеть последствия пожаров уже к 1 сентября прошлого года.

Скажу сразу: не преодолены они и поныне, а деньги до строителей до сих пор не дошли. Для Хакасии на ликвидацию последствий ЧС предусмотрели перечислить 4,1 млрд, в том числе 3,1 млрд рублей на поддержку граждан, потерявших жилье. Почему-то в самой республике называют менее значимые суммы, я опираюсь на данные Счетной палаты РФ. Еще 27 января она опубликовала отчет, из которого следует: на момент проверки, 29 октября 2015 года (то есть сроки, установленные президентом, два месяца как закончились), в Хакасию поступил 81% денег — 2,5 млрд рублей.

О том, как их осваивали, «Новая газета» писала в репортаже из Ширы — в этом 10-тысячном селе сгорели заживо 12 человек и 401 домовладение (№ 76 за прошлый год — «Хоббитания»). Сумма, пусть даже неполная, пусть лишь 2,5 млрд — для маленькой Хакасии немалая, ее можно было застроить качественными усадьбами, дать людям ориентир на достойную жизнь. Нет, культивируя скромность на грани нищеты, консервируя средневековье, построили скворечники. Следуя соцнормам: в основном по 33 и 42 кв. метра, коробочки из белых газобетонных блоков, из самых непритязательных стройматериалов, без надворных построек. То есть исходя из перечисленных сумм и того, что вышло в итоге, можно предположить, что интернациональные бригады сколачивали эти курятники золотыми слитками. Но поскольку корреспондент «Новой» своими глазами наблюдал, как и что строилось, эта версия не проходит. Вероятнее другое. 40 тысяч рублей — такую огромную цену за кв. метр утвердили в Москве. А вниз по пищевой цепочке, в саму Хакасию, как утверждали «Новой» осведомленные источники в Шире, цена опустилась уже до 20 тысяч за кв. метр. Но и на местах, само собой, не обошлось без махинаций. По словам самих строителей, реальная стоимость квадрата — 7–10 тысяч рублей.

Вот местного Смольникова и высветили. Тонким — такое впечатление — лучиком света, чтобы, не дай бог, не засветить остальных.

Что Василию Васильевичу вменяют? Правительство Хакасии назначило ЧОС генподрядчиком восстановительных работ без конкурса, на его счета перечислили 600 млн рублей. Притом репутация у ЧОС с его 20 тысячами рублей уставного капитала уже тогда оставляла желать лучшего: и внушительные долги, и проигранные суды. Далее, по версии СК, Смольников заключил договор субподряда с «Производственным центром легких стальных тонкостенных конструкций», фактическим собственником которого сам и являлся. И перевел более 17 млн рублей на счет подконтрольной фирмы, а затем этими деньгами погасил кредитные долги как принадлежащих ему компаний, так и свои личные. (Корпоративные долги смежникам остались подвешенными.) Кроме того, Смольникова обвиняют в даче взятки в 200 тысяч рублей ведущему инженеру по надзору за строительством республиканского Управления капитального строительства Юрию Протасову: он должен был решить вопрос с финансированием проведенных работ.

В конце прошлого года Смольников уехал в Юго-Восточную Азию, по одному из популярных туристических направлений. А чего было не ехать: личные долги он из федеральных денег погасил, границу пересечь ему позволили. В Хакасии же ему сразу заочно предъявили обвинение, объявили в розыск, арестовали имущество (3 нежилых помещения, 6 квартир, земельный участок), заблокировали счета. Приостановили членство в «Единой России»: он входил, как заведено, в региональный политсовет партии. Уголовные дела завели и на других руководителей ЧОС и субподрядной организации, не рассчитавшейся с рабочими. Возвращаться Смольников желанием не горел: границу Таиланда он пересекал, чтобы продлить свое пребывание в королевстве — все так делают, кто не хочет иметь неприятностей с местными властями.

Так вышло, что взяли Смольникова накануне дня рождения губернатора Хакасии Виктора Зимина. Тот, повествуя ранее о безобразиях в Шире, вспоминал, не называя по имени, некоего «жулика», обещал найти и наказать.

А по сути? Что настроили-то на миллиарды? Согласно отчету Счетной палаты РФ, из 97 госконтрактов на строительство 1038 домов на общую сумму 2,3 млрд рублей на момент проверки, 29.10.2015, объем выполненных работ составил 48% от общей цены контрактов (1,1 млрд рублей). Не выполнено 60 из 97 контрактов. Качество работы печного, отопительного и сантехнического оборудования оставляет желать лучшего. «На момент окончания проверки из 1038 объектов жилищного строительства в эксплуатацию введены только три жилых дома (два — в Абакане и один — в Саяногорске)», — сообщил аудитор Юрий Росляк.

И до сих пор жители Ширы жалуются на множественные недоделки. Щели, плохие утепление и вентиляция, промерзают и текут потолки, образуется конденсат, как следствие — плесень. Она тут и зеленая, и белая, и черная. Отстают обои. Некачественная проводка. Нет заборов. Вода размывает фундаменты — ливневой канализации нет. Этим летом дома, которым нет и года, пошли трещинами. Веранды и топочные отошли от основного здания. Возникли проблемы с водой — просто потому, что с бурильщиками водозаборных скважин не рассчитался тот самый ЧОС. Как и, например, с другой компанией — за утеплитель. От долгов ЧОС не отказывается, но ни ОБЭП, ни приставы помочь не в состоянии. ЧОС сейчас под наблюдением по делу о банкротстве. Вероятно, кредиторы получат возмещение только в ходе распродажи имущества компании. А пока некоторые додумались просить погорельцев самих оплатить их работу. Скважины, веранды, топочные. Так, глядишь, и в целом счет за дом выставят.

Подрядчиков на президентскую стройку привлекли множество: из Красноярска, Минусинска, Кемерова, Барнаула и так далее. За работу им не светило ни 40 тысяч с квадрата, ни 20 и ни 10. Пару тысяч в лучшем случае, остальные уходили на стройматериалы. Но и эти зарплатные деньги ужимали до предела. Строители утверждали, что гендиректор ЧОС принуждал покупать листовую кровлю, напольное покрытие, оконные конструкции по завышенной цене у одного поставщика. Оставшиеся гроши строителям все равно не заплатили. Кому-то дали денег на билеты домой, остальные выбирались сами.

Искусство беспроблемно и безбедно жить в России подразумевает умение получать выгоду как от разрухи, пожаров, наводнений и прочих ЧС, так и выступать бенефициарами мер, направленных на ликвидацию их последствий.

Не знаю, виноват ли Смольников или нет, но, разумеется, инкриминируемые ему суммы кажутся просто смешными. Смольникова, очевидно, вся эта эпопея с погорельцами, в которую он ввязался, в конечном итоге не порадовала. Если пока не все потерял, то, вполне возможно, вскорости потеряет.

А кто нашел-то, не потерял? И почему даже благие цели и огромные деньги у нас оборачиваются стыдом и позором? Сгоревшую республику восстановили вкривь-вкось, да еще и по архаичным нормативам. Совсем непросто найти погорельцев, довольных сданным им жильем. Строители, жившие на стадионе в палатках, спавшие на нарах, работавшие в три смены, остались без денег. Чиновники хакасские до сих пор неровно дышат - столько людей в погонах стояло буквально за спиной, следя за расходованием денег… Но кого-то же должны были осчастливить миллиарды из госказны? Нет?

Алексей Тарасов

http://subscribe.ru/digest/economics/money/n347750360.html
Из выпуска от 12-09-2016 Новая газета
BOLT +2 Нет комментариев
Мнение
Пенсионный фонд в России - это "свинья копилка" для власти. Зачем нам пенсионный фонд?

Выборы уже через несколько дней. Власть нам столько наобещала, что иногда начинаю себя чувствовать арабским шейхом... Как говорится, все замечательно, но есть один нюанс. А зачем нам нужен пенсионный фонд и, почему ни одна из политических партий даже не затрагивает вопросы его функционирования? Что за табу такое?

Вот почитайте, интересное исследование

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


А теперь, посчитайте для себя, учитывая, что работодатель отчисляет в пенсионный фонд 22 % вашего оклада.

Посчитал у себя. При окладе в 50 000 работодатель ежегодно будет отчислять 150 000 рублей. После увольнения из вооруженных сил мой трудовой стаж к 60 годам составит 15 лет. Воспользуемся советом автора статьи и положим искомые 150 000. За 15 лет, даже без процентов, это составит 2 миллиона 250 тысяч рублей, а при ставке даже 5 % годовых, будем скромнее, все - таки, я не предприниматель.

В конце концов, поступим еще проще, просто прибавим к полученной сумме 5 %. Получим - 2 млн 362 тысячи 500 рублей. И это при том, что я не учитывал капитализацию вклада! 5 % с этой суммы составят 112 500 рублей. Если установить пенсию только на Проценты, то ежемесячно я должен получать 9 375 рублей, оставив в неприкосновенности основной капитал.

И это при условии, что трудовой стаж у меня составит всего 15 лет и я просто не считал проценты по вкладу при его хранении, а значит, пенсия должна быть значительно больше.

У меня только один вопрос - зачем нам пенсионный фонд. Это что, новая форма продразверстки? Узаконенный государственный рэкет? И еще, почему об этом молчат кандидаты Абсолютно Всех партий?
BOLT +1 Нет комментариев
Манифест несостоявшейся перестройки
Хотите почувствовать себя Жаном Шампольоном, открывшим для современного человечества язык древних египтян, расшифровав надписи на знаменитом Розеттском камне? Возьмите в руки программную статью третьего президента России Дмитрия Медведева, опубликованную на сайте «Газета.ру» ровно семь лет тому назад, 10 сентября 2009 года, и постарайтесь перевести ее на современный политический новояз…

Возвращаясь к непечатному

В момент публикации статья Медведева не вызвала фурор за пределами «понимающего круга». Как ни странно, гораздо большее впечатление она производит сегодня, когда буйная «русская весна» уже осталась далеко в прошлом, и клонится в осень знойное «русское лето». Тогда, полтора года спустя после инаугурации, Медведев решился, наконец, выйти в свет из величественной тени с посланием в стилистике раннего Горбачева, где основополагающими являются две мысли: «все прогнило» и «так жить нельзя». Как и в раннем Горбачеве, в раннем Медведеве подкупает искренность. Чтобы читатель мог «почувствовать разницу» с сегодняшним днем, мне не обойтись без нескольких обширных цитат, которые во времена «вторичного застоя» смотрятся вызывающе.

Статья начиналась с обостряющего риторического вопроса:

«Сначала давайте ответим себе на простой, но очень серьезный вопрос. Должны ли мы и дальше тащить в наше будущее примитивную сырьевую экономику, хроническую коррупцию, застарелую привычку полагаться в решении проблем на государство, на заграницу, на какое-нибудь «всесильное учение», на что угодно, на кого угодно, только не на себя? И есть ли у России, перегруженной такими ношами, собственное завтра?»

Далее следовал подчеркнуто алармистский текст, резко контрастирующий с тональностью, в которой власть общалась с элитами в предшествующие и последующие семь лет, то есть при втором (он же четвертый) президенте России:

«Мировой экономический кризис показал: дела наши обстоят далеко не самым лучшим образом. Двадцать лет бурных преобразований так и не избавили нашу страну от унизительной сырьевой зависимости. Наша теперешняя экономика переняла у советской самый тяжелый порок — она в значительной степени игнорирует потребности человека. Отечественный бизнес за малым исключением не изобретает, не создает нужные людям вещи и технологии. Торгует тем, что сделано не им, — сырьем либо импортными товарами. Готовые же изделия, произведенные в России, в основной массе пока отличаются крайне невысокой конкурентоспособностью. С каждым годом нас становится все меньше».

Судя по тексту, тогда российская перспектива казалась Медведеву даже менее радужной, чем сегодня, когда, хоть «денег нет», но все-таки можно «держаться»:

«Итак, неэффективная экономика, полусоветская социальная сфера, неокрепшая демократия, негативные демографические тенденции, нестабильный Кавказ. Это очень большие проблемы даже для такого государства, как Россия».

При этом Медведев категорически отвергает рецепт спасения, который вполне устраивал его предшественника и преемника (впрочем, в данном случае это одно и то же):

«Добиться лидерства, полагаясь на нефтегазовую конъюнктуру, невозможно. Надо понять, прочувствовать всю сложность наших проблем. Откровенно обсудить их, чтобы действовать. В конце концов, не сырьевые биржи должны вершить судьбу России, а наше собственное представление о себе, о нашей истории и о нашем будущем. Наш интеллект, трезвая самооценка, наша сила, чувство собственного достоинства, предприимчивость».

И, наконец, Медведев подходит к главному, предлагая свой рецепт спасения — масштабную модернизацию российского общества и государства, ключевыми направлениями которой должны были стать преодоление технологической отсталости, борьба с коррупцией, а также избавление от патерналистского мышления и социального иждивенчества:

«Предлагая конкретные направления модернизации политической системы, меры по укреплению судебной власти и противодействию коррупции, я исхожу из моих представлений о будущем России. И ради этого будущего считаю необходимым освобождение нашей страны от запущенных социальных недугов, сковывающих ее творческую энергию, тормозящих наше общее движение вперед».

Очевидно, что в то время отношение Медведева к «духовным скрепам», неразрывно привязанным к патриархальной ментальности, было менее однозначным, чем сегодня:

«Приходится слышать, что нельзя полностью вылечить хронические социальные болезни. Что традиции непоколебимы, а история имеет свойство повторяться. Но когда-то и крепостничество, и повальная неграмотность казались неодолимыми. Однако же были преодолены».

Как говорится, век бы читал…. Конечно, это был политический вызов, причем вызов осознанный и глубоко продуманный. Трудно представить, что вчерашний президент Медведев и сегодняшний премьер Медведев — это один и тот же человек. С трудом верится, что этот текст, присланный сегодня в редакцию «Российской газеты», мог бы там быть опубликован. И легко представить аналогичный текст на сайте «Открытой России» за подписью, например, Ходорковского. Пути Господни неисповедимы.

Антимодернизационный консенсус

Американские психологи утверждают, что обновление в жизни человека случается приблизительно раз в семь лет. Похоже, судьба Медведева подтверждает эту гипотезу — с 2009 года, когда было опубликовано его кредо, он сумел превратиться из героя в антигероя российского «образованного класса».

Семь лет назад с Медведевым всерьез связывали надежды на обновление и возврат России на «европейский путь развития». Он мог рассчитывать на поддержку не только интеллигенции, но и значительной части бюрократии. Хотя отношение к Медведеву лично всегда было небезупречным — ему пеняли за снобизм и нерешительность, значительная часть государственного аппарата среднего и даже высшего звена была готова принять его сторону в случае открытого спора о стратегии развития страны. Очень многие люди всерьез рассчитывали на то, что на втором сроке Медведев уйдет в «свободное плавание», и Россия вернется после десятилетнего перерыва на путь реформ.

Именно эта вера в Медведева косвенно подпитывала «болотное движение». Всплеск общественной активности в 2010—2011 годах очень сильно напоминал то, что происходило в СССР при Горбачеве в 1989—1991 годах, когда якобы «независимое» и «оппозиционное» движение на самом деле вдохновлялось поощряющими сигналами из Кремля. Без политической поддержки Медведева никакого общественного подъема в России, ассоциируемого с «болотным процессом», не было бы. Легкость, с которой Путин впоследствии свел этот подъем «на нет», косвенно это доказывает.

Медведев так и не перешел на сторону поднявшегося не без его участия «городского класса» — поматросил да и бросил. После этого он и превратился в глазах интеллигенции в абсолютного антигероя, единственной опорой и поддержкой которого в обществе является Путин. Он как был, так и остался чужим среди ретроградов, но вдобавок к этому стал еще и изгоем среди «либералов». Платой за человеческую нерешительность (вполне возможно, объяснявшуюся человеческой же порядочностью) стала политическая изоляция.

По ходу знаменитого фильма Аллы Суриковой «Ищите женщину», когда и самим героям картины, и всем зрителям становится уже совершенно ясно, что его сюжет полностью исчерпан и никакой интриги больше нет и быть не может, и даже возникает недоумение — что еще можно смотреть целых полтора часа (ведь история-то кончилась!), некая Сюзанна Бриссар, недалекая и непосредственная секретарша нотариуса мэтра Роше, задает свой идиотский вопрос: подождите, а кто же все-таки убил Нолестро? И всем сразу стало понятно, что до финала еще очень далеко.

Что-то похожее произошло в истории с Дмитрием Медведевым — вроде бы всем уже ясно, что этот политический сюжет давно «исперчен», как сказал бы Маяковский. Никому не интересно досматривать фильм до конца. Но возникает вопрос: что же случилось с его политической программой? Куда исчезла провозглашенная им модернизация? Нет, фильм продолжается, интрига только закручивается. Ведь повергнуть в прах носителя идеи — еще не значит избавиться от самой идеи. Кто же все-таки убил этого несчастного «политического Нолестро» в России? — похоже, этот риторический вопрос пока повис в воздухе без ответа.

На страничке журналистки Веры Холмогоровой висит ироничный девиз: «Все, что меня не убило, сильно об этом пожалеет, потому что теперь моя очередь!» По-моему, эта формула очень точно описывает отношения между «революцией» и «контрреволюцией». Неудачная контрреволюция вдохновляет революцию — и наоборот. Двадцать пять лет назад провалившийся ГКЧП спровоцировал опасное и ненужное ускорение революции, которое стало источником многих противоречий и диспропорций в развитии посткоммунистической России. Пять лет назад неудачная попытка перезапустить перестройку спровоцировала глубокую реакцию, обрушившую Россию в политический штопор, принятый многими за полет к звездам.

Начиная с 2003 года (а может быть, и раньше) Россия двигалась по пути контрреформ, шаг за шагом ликвидируя завоевания горбачевско- ельцинской «демократии». Но именно несостоявшаяся медведевская «Перестройка 2.0» поспособствовала тому, что эти контрреформы в считанные месяцы переросли в полномасштабную контрреволюцию. В итоге на «выходе» из «бунта рассерженных горожан» Россия получила очень мощный «антимодернизационный консенсус». О силе реакции можно судить хотя бы потому, что впервые за последние 300 лет власть поставила под сомнение саму необходимость модернизации России, а не какой-то ее отдельный аспект. По сути, путинская реставрация является отрицанием не ельцинской и даже не горбачевской, как многим кажется, а как минимум «петровской» парадигмы (я полагаю, что она входит в противоречие даже с «доктриной» превозносимого сегодня Грозного, отбрасывая Россию идеологически в «удельные» времена).

Это наверняка стало бы катастрофой для России, если бы главным свойством этого «антимодернизационного консенсуса» не был примитивный утилитаризм. Его ядро составил союз уходящих с идеологического олимпа коммунистов с приходящими им на смену православными клириками, поддержанный «силовой бюрократией». Все они — «ряженые», никто из них всерьез не является убежденным «антимодернистом», и единственное, что их интересует, — сохранение власти.

Свою идейную наготу они пытаются прикрыть франшизой выморочного русского евразийства, выросшего на развалинах гумилевской школы. Подавляющая часть тех, кто молится сейчас на духовные «скрепы», являются латентными «бытовыми» западниками — коммунисты сегодня в России разъезжают на «Мерседесах», православные иерархи верят в существование «нанопыли», а чекисты с холодной головой и чистыми руками скупают квартиры в Лондоне и на Женевском озере. Если первое издание большевизма, похоже, было трагедией для России, то его второе издание смахивает на фарс.

Модернизационный инстинкт

Антимодернизационный консенсус не является чем-то исключительно новым в истории России. Он возникает каждый раз в конце очередного «модернизационного цикла» в качестве защитной реакции режима от революции, которую, в конечном счете, он сам и провоцирует. В 80-х годах XIX века это была «доктрина Победоносцева», в 80-х годах XX века — «доктрина Суслова», сейчас, по всей видимости, — «доктрина Патрушева».

Основная проблема «антимодернизационного консенсуса» состоит в том, что он противоречит «основному» модернизационному тренду, которому подчинена логика развития России. Особенность культурного статуса России состоит в том, что она является обособленной частью Европы — «другой Европой». В общем и целом, переживая вместе с остальной Европой все основные этапы ее истории, она делает это по-своему, не вписываясь в «западноевропейский формат». В том числе, войдя практически одновременно со всей Европой в свое Новое время, Россия стала двигаться по пути модерна не в общем табуне, а как иноходец.

Русская модернизация дискретна и одностороння. Она осуществляется циклами, каждый из которых, хотя и является историческим «шагом вперед», выглядит как «два шага назад». На этом пути Россия, не теряя культурной преемственности, создает один за другим странные «цивилизационные пузыри», внутри которых происходит ее историческое развитие. Время от времени эти пузыри взрываются от «уколов» зонтиком революции, и тогда наступают «смутные времена», которые длятся до тех пор, пока не возникнет новый «пузырь». Все вместе эти «пузыри» складываются в цепочку «русских цивилизаций» — царская, имперская, советская, посткоммуническая. Каждое звено по отдельности в ней кажется реакционным, но, взятые в совокупности, они однозначно свидетельствуют о том, что развитие России на протяжении многих столетий было подчинено логике модернизации и что, двигаясь в этой логике по своему уникальному маршруту, она всегда оставалась внутри общей европейской парадигмы.

Империя была создана Петром I исключительно как инструмент европеизации и модернизации России. Империя поставила Россию в один ряд с передовыми нациями Европы Нового времени, но платой за эту революцию стало крепостное рабство. Заложенная в основании Империи бомба мощностью в 100 миллионов крестьянских сил взорвала Россию через двести лет после начала петровских преобразований, сдетонировав на большевизме.

Большевизм был крестьянской версией европейской модернизации. Большевики попытались модернизировать Россию, заменив «плохую» и «неправильную» Империю «правильной» и «хорошей». Большевистская революция была смелой попыткой прыгнуть в модерн через архаику при помощи утопии, закончившаяся трагедией. Она соединила светлые идеалы раннего христианства с мрачной и низменной социальной практикой варварства, вдохновение — с преступным насилием, поиски правды и справедливости — с торжеством всепоглощающей лжи. Ее достижением стал мощный технический прогресс в комбинации с глубоким нравственным регрессом. Окончательный исторический приговор большевизму вынесла эпоха «большого террора», подытожившая его полный и окончательный моральный и политический крах.

Большевистская эпопея закончилась бы бесславным убийством миллионов людей, если бы не великая война, оказавшаяся еще более серьезным вызовом, чем революция. Война разбудила в русском и других народах России могущественные силы, позволившие не только одержать победу, но и вернуть страну на путь исторического развития. Это было сделано не благодаря, а вопреки большевизму и сталинизму. Война стала фактором нациогенеза. Из нее русский народ вышел в состоянии «протонации». Война предрешила неизбежность хрущевской оттепели, из которой выросла «советская цивилизация».

XX съезд, породивший оттепель, предопределил основную парадигму развития российского общества на четыре десятилетия вперед. Брежнев, хотя и сделал впоследствии несколько шагов назад в сторону неосталинизма, в целом продолжал двигаться обозначенным оттепелью курсом. По сути, оттепель означала отказ от практики большевизма и связанной с ним политики массового террора. С этого момента Россия стала развиваться не столько «перпендикулярно» Западу, сколько «параллельно» с ним. Одним из важнейших последствий оттепели стала социальная трансформация русского общества, формирование «советского среднего класса» и предпосылок «гражданского общества». Рано или поздно эти социальные перемены должны были привести к изменению политической системы.

Перестройка стала второй попыткой русского народа отказаться от Империи как формы своего политического бытия и создать собственное национальное государство. Не вызывает сомнений, что перестройка является продолжением линии Февральской революции в русской истории. Хотя конечные цели перестройки не были достигнуты, но если сравнивать ее достижения с достижениями Февраля, то горбачевский проект можно признать если не гораздо более успешным, то существенно более продвинутым.

Перестройка духовно вернула Россию в Европу, но привела к дезорганизации социально-экономической и политической инфраструктуры посткоммунистического общества. Она дала народам России свободы, но не создала институты, через которые эти свободы могли быть реализованы. Ошибки перестройки были усугублены неудачными экономическими и политическими реформами 90-х годов. Слабое российское гражданское общество не смогло установить контроль над огромным и практически нереформируемым бюрократическим аппаратом, который стал политически и нравственно разлагаться, образуя множественные злокачественные криминально-коррупционные узлы. Все это сделало практически неизбежными последующие контрреформы и попытку советской реставрации, временный расцвет которой мы имеем возможность сегодня воочию наблюдать.

Оптимизм через пессимизм

В мою бытность научным сотрудником одного из советских академических институтов меня вызвали на Старую площадь и подключили в качестве «эксперта» к написанию отчетного доклада к какому-то съезду. Инструктор, выдававший «техническое задание», напутствовал меня словами: «Подавайте негатив через позитив». На мой недоуменный вопрос он ответил примером: пишите, что за отчетный период были достигнуты существенные успехи в борьбе с преступностью. Этот опыт как никогда полезен сегодня применительно к судьбе России, где пессимизм может быть подан через оптимизм — в конечном счете все будет хорошо, но не сейчас и не для всех. Главное — подольше продержаться...

Антимодернизационный консенсус только кажется в России таким незыблемым. Хотя антиреформаторское движение здесь сегодня набирает обороты, а поощряющий его политический режим стабилизируется и даже эволюционирует в полноценную «регулярную» систему личной власти со всеми присущими ей культами, никакой исторической перспективы у него нет. Оно находится в глубочайшем противоречии с «основным инстинктом» российского общества и поэтому обречено на поражение. Модернизацию в России можно гнать прочь от дверей, но она прорубит из Европы «окно». Окна можно забить крестом, но она просочится сквозь щели интернета. Интернет можно зашпаклевать «замазкой Яровой», но тогда все, кому станет душно в этом доме, вылетят на свободу в трубу. А трубу закрыть нельзя, потому что нечего будет есть. Перефразируя одного «старого вождя», можно сказать, что Россия не сможет стать свободной и независимой от Европы, не улетев на Луну.

Конечно, восстановление Империи, неотъемлемой частью которого являются «вставание с колен» и «собирание земель», кажется политической глыбой в сравнении с прожектом модернизации Медведева. Но это глыба, которую Путин-Сизиф, как античный герой, с обнаженным обреченно торсом пытается вкатить на гору истории помимо воли богов. А медведевская модернизация, как потерявшееся эхо в горах, поблуждав по историческим ущельям, рано или поздно родит селевой поток, который помчится вниз, сметая все устаревшее и архаичное на своем пути. И тогда последние станут первыми. Жаль только жить в эту пору чудесную, скорее всего, придется следующим поколениям.

Владимир Пастухов

Из выпуска от 09-09-2016 Новая газета



К О М Е Н Т А Р И И


berdvlad
10 сентября 2016 года, :09
Только жить в это время нам не прийдется, ни мне ни тебе. Минимум 200 лет



valdemir-48@y*****.ru
11 сентября 2016 года, :09
Жаль, что нет "Кнопочки" Одноклассники.
А то бы ПОДЕЛИЛСЯ там, поскольку полезно перечитывать "Хроники".



Antay
11 сентября 2016 года, :09
Начато в статье - за здравие России, кончено - за упокой, как обычно в такого рода статьях. Модернизация нужна не только глобализационной России, но и глобализированному миру, где Европа - лишь составляющее.Пока же нас призывают к модерновому модернизму.



PrAlIv
11 сентября 2016 года, :09
Как наши правители (слуги народа) далеки от нас! Димочка в своем разговоре с журналюгой сказал, что у нас в каждой российской семье есть автомобиль и далее начал развивать тему о дорогах.... Не владеет положением народа в своей стране полностью! У меня лично по отношению к НИМ одни матерные слова! Не буду развивать флейм. Но сказать есть чего этим московским близнецам. Я Путину (так скажем) доверял, но не сейчас...



ЖительЗоны
11 сентября 2016 года, :09
Хороший автор, интересный текст, но толком не читал, с первых строк всё понятно, оставалась интрига: кто автор? Понятно кто, товарищ читает лекции в Оксфорде, посмел бы он иначе написать - мигом лекции мог бы читать только в Чите, а не хочется, после Оксфорда то. Вот и пишут то что пишут. Бог им судья.

http://subscribe.ru/digest/business/school/n342824820.html
BOLT +2 Нет комментариев
Бизнес на заключенных
Нарушения прав человека чаще всего имеют экономические корни и затрагивают финансовые интересы определенных групп. Тюремная система не является исключением. В России в местах лишения свободы находятся порядка 650 тысяч человек. Это 7,5% от численности заключенных по всему миру. Притом что в общемировой численности населения наша страна занимает всего 2,4%. Количество заключенных на 100 тысяч населения у нас втрое выше среднемирового и в 1,5—2 раза выше, чем в странах бывшего СССР.

Каждый раз, когда правозащитники заявляют о нарушении прав человека в пенитенциарном ведомстве, в ответ им звучит: «У нас нет денег на создание приемлемых условий». Это не так. Деньги есть, и их объем огромен. За последние 10 лет под предлогом гуманизации бюджет Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) вырос в 6 раз. На сегодняшний день тюремное ведомство занимает 6-ю строку по объемам финансирования среди министерств и ведомств. Его опережает Минфин (обеспечивающий дотации регионам), Минобороны, МВД, Росавтодор и Минобразования. Даже у Минздрава бюджет меньше, чем у ФСИН. Деятельность перечисленных ведомств охватывает все население страны, Министерство образования учит 14 миллионов школьников. ФСИН «обслуживают» всего 650 тысяч заключенных.

Бюджет в расчете на одного заключенного составляет порядка 400 тысяч рублей — это чуть меньше материнского капитала. При этом сами осужденные от возросшего финансирования получили крайне мало — на содержание одного заключенного тратится всего около 100 рублей в день. Основной объем бюджета ФСИН — 70—75% — уходит на финансовое обеспечение сотрудников самого ведомства. Их много, у них хорошие заработные платы, социальные льготы. Большинство сотрудников ФСИН носят погоны, что означает досрочную пенсию и возможность получения жилищных сертификатов. Штатная численность финансируемого из средств федерального бюджета персонала уголовно-исполнительной системы составляет почти 300 тысяч человек.

В расчете на двух осужденных приходится один сотрудник тюремного ведомства. В каждой колонии работают воспитатели, психологи, социальные работники. С таким кадровым обеспечением и объемами финансирования общество вправе рассчитывать на то, что из мест лишения свободы будут выходить люди, полностью адаптированные к жизни в обществе и готовые вести законопослушный образ жизни.

Однако на деле все происходит с точностью до наоборот. Уровень рецидивной преступности растет катастрофическими темпами. На сегодняшний день уже каждое второе преступление в стране совершается ранее судимыми лицами, тогда как десять лет назад — лишь каждое четвертое. Более 60% содержащихся в колониях отбывают наказание повторно.

Из мест лишения свободы люди выходят с поломанной психикой, без средств к существованию, чаще всего потеряв контакт с близкими людьми. Человек превращается в закоренелого зэка не за один день и даже не за один год. И виной этому та ситуация беззакония и бесправия, в которую заключенные попадают из-за действий самих тюремщиков. А вовсе не криминальная среда, как утверждают во ФСИН. Десять лет назад влияние криминальной среды в тюрьмах явно было более значимым, тем не менее рецидивистов оттуда выходило гораздо меньше.

Складывается ощущение, что людей в рецидивистов превращают специально, а численность тюремного населения удерживается на высоком уровне намеренно. Ведь уровень преступности в стране за десять лет снизился в 1,6 раза, количество насильственных преступлений — более чем в 2 раза. А вот число заключенных почему-то уменьшилось всего в 1,2 раза.

Тюремное ведомство перекладывает ответственность за такое положение дел на суды, поскольку они принимают решения о назначении наказания и о досрочном освобождении. Однако непричастность тюремного ведомства к низким темпам сокращения тюремного населения — это отговорка. Исправительные учреждения напрямую влияют на возможность досрочного освобождения осужденных — суды в 80% случаев соглашаются с их мнением о целесообразности УДО. Первоочередное значение для УДО имеют налагаемые администрацией исправительного учреждения взыскания, причем далеко не всегда это делается обоснованно и законно.

У ФСИН есть возможности формулировать для судебной системы рекомендации, какие меры пресечения и наказания лучше использовать для разных групп лиц. Ведь тюремное ведомство имеет полную информацию о поведении заключенных как в местах лишения свободы, так и при досрочном освобождении. Но этой статистикой ФСИН почему-то не считает нужным делиться ни с судами, ни с обществом.

Очевидно, что удержание числа осужденных на высоком уровне нужно для сохранения финансовых потоков. Как легальных, так и нелегальных, — ни для кого не секрет, что коррупция в тюремном ведомстве носит массовый характер. В результате в заложниках у тюремного ведомства остаются десятки тысяч человек, которые могли бы быть дома и приносить пользу обществу. Вместо этого общество вынуждено кормить огромное количество «лишних» заключенных и еще более «лишних» тюремщиков. С учетом все разрастающейся дыры в бюджете такие траты нам просто не по карману.

Ольга Киюцина, эксперт ОГФ, руководитель Института проблем современного общества

Из выпуска от 12-09-2016 Новая газета



К О М Е Н Т А Р И И


extra
12 сентября 2016 года, :09
Люди в погонах очень любят осваивать бюджетные деньги и создают все условия и обоснования для того чтобы денег государство давало им ещё больше. Государству пора пересмотреть свои статьи расходов на пенитенциарную систему и уменьшить количество заключенных, а так же сократить соразмерно сотрудников тюремного ведомства.



Сергей местный
12 сентября 2016 года, :09
В расход короче...


http://subscribe.ru/digest/economics/society/n345798634.html
BOLT +1 Нет комментариев
Куда девались технари?
По данным Минобрнауки, самые высокие стартовые зарплаты — у выпускников инженерных вузов, а 20% спецов с дипломами юристов и экономистов не могут найти работу. Почему же конкурсы среди технарей минимальны, а в юристы по-прежнему ломятся?

Сергей Погодин, директор школы № 4 г. Нелидово Тверской области:

— Думаю, одна из причин в том, что желание получать инженерную специальность у многих детей отбивают сегодня ещё на этапе обучения в школе. Объясню. Всевозможные модные теперь рейтинги школ, преподавателей, учеников, подсчёт баллов вынуждают учителей отбирать самых сильных по своему предмету детей, чтобы прицельно готовить их к ЕГЭ. Пусть их будет двое-трое, зато они гарантированно сдадут экзамен на хороший балл. И ученику хорошо, и учителю — почёт и уважение.

А более слабым школьникам чуть ли не с 5-го класса вдалбливают: «Зачем тебе математика или физика? Всё равно не сдашь, только зря мучиться будешь». Кому из преподавателей хочется оказаться на последних строчках того самого рейтинга? Так и зарплаты можно недосчитаться...

Хотя, казалось бы, ну по­пробовал ребёнок сдать «технический» предмет. У него не получилось. Трагедии-то нет! У нас же сразу начинаются оргвыводы: директор — негодяй, учитель — «редиска», давайте-ка проверим, почему вы так плохо работаете.

Вторая причина — завышенная сложность заданий. Дети боятся писать ЕГЭ по той же профильной математике. В моей школе профиль в этом году сдавали только 30% детей, а в технические вузы пойдут ещё меньше. Так, может, уровень заданий дать адекватный, чтобы учеников не отпугивать? Когда я поступал на физмат, таких заданий в экзамене по математике не было, при этом конкурс был 7 человек на место. И не скажу, что троечники учились. Сейчас же в иных технических вузах едва-едва наскребают студентов, чтобы бюджетные места заполнить: хоть кто-то пусть придёт к нам учиться.

А что касается юрфаков и экономических специальностей, там теперь так мало бюджетных мест (почти всё уже за деньги), что даже те немногие дети, которые решили на них поступать, создают большой конкурс.

Сергей Погодин

Из выпуска от 27-07-2016 Аргументы и Факты


К О М Е Н Т А Р И И


rere
28 июля 2016 года, :07
Зачем задавать вопросы, на которые все давно знают ответ? Технарей не будет по причине:
- позорных учебных программ и учебников средней школы
- постоянного развала высшей школы путем ее непрерывного "оптимизирования" и копирования американской системы
- постоянному уменьшению бюджетных средств
- коллапсу прикладной науки
- отсутствию производств, требующих качественных технарей
Всем давно все понятно.


http://subscribe.ru/digest/business/job/n293705360.html
Последние комментарии
Алексей Дыма (Вахтённый) 23 апреля 2017
НЕПРОСТОЙ СВОБОДНЫЙ: Городок, которого нет
Алексей Дыма (Вахтённый) 2 декабря 2016
ОРЛИНЫЙ
Алексей Дыма (Вахтённый) 2 декабря 2016
ОРЛИНЫЙ
БиС 1 декабря 2016
ОРЛИНЫЙ
Юрий Тарасов 1 декабря 2016
Лит.Урок № 1
Юрий Тарасов 30 ноября 2016
Что дал своим гражданам СССР
Юрий Тарасов 29 ноября 2016
Лит.Урок № 1
Алексей Дыма (Вахтённый) 29 ноября 2016
Лит.Урок № 1
Алексей Дыма (Вахтённый) 28 ноября 2016
ОНИЩЕНКО С.Ю.: Поэма: "Иван да Марья"