+9 RSS-лента RSS-лента

Про ЛИТО

Автор блога: Юрий Тарасов
Наши поэты (3)
Надежда Губанова - поэт "из района"
Лучше самой Надежды Губановой никто о ней сказать не сможет, поэтому первое слово ей:
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Это две начальных страницы из последней (четвёртой) её книжки, которая называется "Птичьи истории".
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


В дополнение изложенной самим автором информации, приведу отрывок из Биобиблиографического указателя, выпущенного Свободненским литературным объединением имени П.Комарова в 2004 году:

Надежда Николаевна Губанова родилась 15 августа 1956 года в селе Натальино Благовещенского района Амурской области. После окончания средней школы поступила в Благовещенский государственный педагогический институт. Став учителем русского языка и литературы, работает в средней школе (им. В.Н.Лесина) села Новгородка... Была "учителем года" Свободненского района.

Большинство произведений Надежды Губановой представляют собой басни - её любимый жанр. Однако может она писать стихи и других видов. Ниже представлю краткую подборку произведений, которые лучше всего характеризуют её личность:

Дорога в рай

Они давно брели куда-то -
Старик и старый пёс лохматый.
Брели и в зной, и в лютый холод,
Порой терзал их жуткий голод.

Они брели с мечтой о рае,
Но только где тот рай – не знали.
И вот открылись вдруг ворота.
Их охраняет чёрный кто-то.

А за оградой – дивный сад,
И там ликует маскарад.
Старик направился с мольбой,
Чтоб их пустили на постой.

- Входи, старик, проблемы нет,
Но на собак у нас запрет.
Старик молчит, старик растерян,
Ведь пёс ему как другу верен.

- Спасибо, - тихо он сказал
И в ночь упрямо зашагал.
Бредут то лесом, то долиной,
Дорогой тягостной и длинной.

Стоят ворота расписные,
На них узоры золотые.
На страже белые одежды,
И засветился луч надежды.

Архангел вышел им навстречу
И обратился с тихой речью:
- Старик! Вот рай!.. Ваш вход оплачен.
Ты поступить не мог иначе.

Ты искушенью не поддался
И с другом немощным остался.
А за оградой, где был сад,
Вела дорога прямо в ад.

И будут корчиться там вечность,
Кто позабыл про человечность.



Ложь и правда

Сомнений нет, что в жизни каждой
Они встречались не однажды.
Худая Ложь в наряде пышном,
Ей скромность кажется излишней.

Лжи Лицемерие – родня,
Как Клевета и Болтовня.
Они компанией известной
Легко чернят героев честных.

А Правда в рубище холщёвом
За Честь на плаху лечь готова.
За Правдой Совесть ходит тенью,
Они ко Лжи полны презренья.

У слов правдивых вкус с горчинкой,
У лживых – сладкая начинка,
И потому она так манит,
Глупца окрутит и обманет.

Бороться Правде с Ложью сложно.
Победа лишь тогда возможна,
Когда с ней в радужных одеждах
Любовь и Вера, и Надежда.


Родина

Мною север и запад пройдены.
Путь далёкий покажется близким,
Если помнить, что пахнет Родина
Как смородины свежий листик.

Пахнет Родина лугом заречным,
Влажной пахотой, сытным жнивьём.
Этот запах мы символом вечным
В сердце носим, покуда живём.


Почему Богомол погибает после свадьбы

У Сверчка жена рыдает,
На траву слезу роняет:
Муж уходит к юной крале,
А жена в тоске-печали.

Принесли ей алименты –
Тыщи две в большом конверте.
Как на них детей растить,
За жильё и свет платить?

А вот Жук погиб случайно,
Но порхает без печали
Его шустрая жена:
Платят пенсию сполна.

У вдовы – наряд шикарный,
Разведёнка – в платье старом.
У одной – кафе, кино,
У другой – одно лото...

Эти бабьи разговоры
Слышит самка Богомола.
Мысль крамольная витает:
"Вдовы больше получают..."

Шансов нет у Богомола,
Ночь любви проходит скоро.
Утром – новая вдова.
Будет с пенсией она.


Конфеты как показатель социального статуса

В синей вазе для конфет
Вижу общества макет.
Нижний слой, словно село –
Карамель кладут на дно.

Для рабочих слой – ирис.
«Ключик», «Тузик» и «Кис-Кис».
В день получки две помадки,
Чтобы жизнь казалась сладкой.

Для нахлебников бюджета
Только «Школьные» конфеты.
Умник хочет шоколада –
Не заложен он в окладах.

Для народного слуги
Все обёртки из фольги.
Ведь чиновник – не народ,
По-другому ест и пьёт.

Внутрь конфет ликёр залит,
Чтоб слуга был пьян и сыт.
Слой торговцев и дельцов -
Им не надо леденцов...

Очень любят богатеи
Шоколадные "Затеи".
Вот им "Вишня в шоколаде",
Рядом "Слива в мармеладе"...

Олигархам – верхний слой.
Там в обёртке золотой
«Рафаэлло», «Трюфеля» -
Шоколадная родня.

Добавляю по секрету:
Депутатские конфеты
На народные похожи –
Без обёрток они тоже.

Есть различие одно:
Не бросают их на дно,
А в коробку дорогую
Аккуратно упакуют.

Чтоб я знал твоё сословье,
Назови без многословья
Сорт конфет, что взял ты к чаю –
Я тебя по ним узнаю...
О Григории Шумейко
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


27 октября исполняется 67 лет самому известному на сегодняшний день свободненскому поэту Григорию Павловичу Шумейко, автору двух с половиной десятков книг стихов, члену Свободненского литературного объединения с 1987 года. Поэтическим творчеством он занимается уже почти 50 лет. В 1999 году первым из свободненцев стал членом Союза писателей России. Первым же получил в 1997 году городскую литературную премию имени П.Комарова. С 2011 года является почётным гражданином нашего города.

Приведу здесь лишь краткий обзор его литературной деятельности и жизненного пути. Разумеется, рассказ этот отражает исключительно мой собственный субъективный взгляд на творчество этого очень талантливого свободненского поэта.

Родом Григорий Павлович Шумейко с Украины. Воспитывался в детском доме на Черниговщине. В молодые годы успел побывать и пожить во многих уголках огромной, тогда ещё советской, страны. Незадолго до Перестройки осел на Амуре. С тех пор успел по настоящему прикипеть сердцем к нашим местам. Он буквально влюбился в амурскую природу, ставшую одним из главных источников его поэтического вдохновения. Особенно много стихов посвятил он амурским рекам – Зее и Селемдже с их безымянными протоками, на которых каждое лето отдыхает от жизненных проблем и забот, самозабвенно предаваясь самой большой своей страсти – рыбалке.

Дивная страна

Я прикипел здесь навсегда к любимым рекам,
К своей тигрице Селемдже, богине Зее.
Кто посетил амурский край, тот раб навеки,
Тот эту дивную страну зовёт своею.

Здесь не для хлюпиков места и не для робких,
Здесь всюду кружево проток, озёра всюду.
Кто хоть единожды смотрел с вершины сопки,
Тот может смело говорить, что видел чудо.

Я этой дивной красоте навеки предан,
Предпочитаю шум реки, чем скрежет стали.
Нет, никуда теперь уже я не уеду,
Теперь милей мне не найти таёжных далей.

2012


На первой рыбалке

Иду, природу слушаю.
Весну глазами ем.
Лишь так спасаю душу я
От стрессов и проблем.

Протока маломерная
То плачет, то гудит.
Пока рыбалка первая,
Но лето впереди.

Иду, дышу прохладою.
Какая красота!
Весною очень надо мне
Проверить те места,

Где в осень очень нежную
От скуки был спасён,
А озеро прибрежное
Платило карасём.

Рыбалка как отдушина –
Взял курс и не робей.
Лишь так спасаю душу я
От стрессов и людей.

2012 г.


Григорий Шумейко – пожалуй, единственный человек в Свободном, кто может вполне обоснованно называть себя профессиональным поэтом. Он действительно научился хотя бы частично жить за счёт своих произведений, почти ежегодно выпуская с помощью спонсоров новые и новые сборники своих стихов. Регулярно появляются его стихи в различных литературных журналах, альманахах и на страницах главной свободненской городской газеты «Зейские огни».

В качестве спонсоров его книг всегда выступают местные предприниматели и администрация г. Свободного. Последнее выглядит несколько странным, учитывая, что большая часть стихов Г.Шумейко посвящена как раз очень резкой критике современных российских властей. Впрочем, возможно, местная власть не принимает эту критику на свой счёт, ведь основным виновником всех бед России Григорий Шумейко давно считает Москву. Здешних же руководителей он старается без нужды не задевать, а порой даже и фактически помогает им (возможно непреднамеренно) отбивать атаки конкурентов в предвыборной борьбе.

О нищих кандидатах

Как бы горожанам не пропасть,
В жутком беспределе не увязнуть.
Не ходите нищие во власть,
Власть – это витрина для соблазнов.

Ясно, что вам хочется успеть
До казенных денежек добраться.
Может, лучше что-то заиметь,
А потом и в мэры подаваться.

Вы же - кандидаты, не бомжи,
Не смешите город, Бога ради!
Застили глаза вам миражи,
Что у мэра – всюду в шоколаде.

2009


Неприятие нынешней российской власти сквозит в стихах Г.Шумейко уже много лет. Эту власть он считает глупой и продажной, обвиняет в воровстве и мздоимстве, ограблении населения и разорении страны. Такая позиция поэта во многом, видимо, связана и с материальным упадком его собственной семьи, с крахом надежд на то, что принятие страной западных свобод автоматически поднимет уровень жизни россиян на соответствующую высоту. Определённое ограничение демократии при Путине М.Шумейко посчитал попыткой узкой группы приближённых к президенту лиц создать себе ещё более удобные условия для ограбления народа и страны.

Впрочем, в этих своих взглядах Г.Шумейко далеко не одинок. Такого рода оценки политики Путина и его окружения стали господствовать в западных и, как следствие, украинских СМИ едва ли не сразу после его прихода к власти. Не исключено, что свои убеждения Григорий приобрёл именно там. В последние (домайданные) годы он неоднократно посещал Украину. Легко найти её СМИ и по интернету. Эта страна была и остаётся его родиной, там живёт вся его родня, там прошли его детство и юность, с нею связаны лучшие воспоминания его жизни.

Это так далеко

Помню шёпот печальных осин
И бескрайнюю высь поднебесья.
Сладкой горечью пахла полынь,
И звала в дали дальние песня.

Не забыть мне луга у реки
И рябины багряные гроздья,
Как горели во ржи васильки,
Как утрами вдруг таяли звёзды.

Я туда возвращаюсь лишь в снах,
Неустроенность жизни там прячу.
Не забыть, как колдунья Десна
По утрам зазывала рыбачить.

Ныне памяти так нелегко
Там пройтись, не прибегнув к злословью,
И хотя это так далеко,
В детство я возвращаюсь с любовью.

2010 г.


Чисто украинское (в современном понимании) отношение к Москве - Московии, то есть к русскому централизованному государству, воспринимаемому исключительно как источник деспотизма, помноженного на всеобщую дикость и воровство, явно проглядывает в его стихах, посвящённых властям. Правда саму общественную систему Украины Григорий тоже оценивал крайне отрицательно. В то же время приложить к своей родине ту же мерку, которой мерит Россию, он не смог. Да и как ему было это сделать, если источником коррупции, морального разложения и деспотизма он считает только Москву?

Украина

Она порою снилась мне,
И вдруг, нежданно, ненароком
Я побывал в другой стране,
Такой и близкой и далёкой.

Я видел зимний шторм Днепра,
Дышал ветрами Приазовья.
Мирил «сегодня» и «вчера»,
И сострадал я ей с любовью.

Там не затменье, там – беда,
Там солнце яркое не светит,
Там у безумия – страда,
И непонятно, кто в ответе

За все чудачества, за боль.
За унижение разрухой.
Куда ни кинь, и всюду – ноль:
Ни обоняния. Ни слуха.

Мы из одних росли корней,
От братства нам так мало проку.
Я побывал в другой стране,
Такой мне близкой и далёкой.

2010 г.


Не умея разобраться в бедах Украины, Григорий Шумейко, между тем, с лёгкостью взял на себя роль судьи и пророка для русских и России, считая, что как поэт, он имеет на это право. Но для того, чтобы правильно предсказать судьбу страны и народа или даже их ближайшее будущее мало быть поэтом. Даже Пушкин оказался не в состоянии это сделать. Впрочем, всех нас действительно сможет рассудить только время. Вот у него и спросим ответ. А вернее у его тени – истории.
В память о поэте Михаиле Кушнарёве
Разговор о свободненских поэтах хочу начать с безвременно ушедшего год назад из жизни Михаила Федотовича Кушнарёва. Он был не только замечательным поэтом, но и просто очень хорошим человеком. Литературным творчеством он начал заниматься ещё в юности, в 60-е годы, а в Свободненское литобъединение вступил в 1974 году. В 2000-2002 гг. был его председателем.

С Михаилом Кушнарёвым я познакомился в середине 90-х годов. Меня поразила тогда его способность с лёгкостью находить удачную рифму в считанные секунды, буквально на ходу. Признаюсь, мне самому тогда стихи давались с большим трудом (впрочем, как и сейчас), из него же они вылетали длинными сериями, словно из автомата. Он действительно был поэтом «от бога», но никогда не кичился этим своим талантом, не пытался превратить его в заработок, в профессию. За все годы членства его в ЛИТО им были выпущены лишь две тоненькие скромные книжки стихов (не считая, конечно, опубликованных в альманахах и коллективных сборниках). Первая («Гороскопом по лбу!») вышла ещё на заре «рыночных реформ» в 1993 году. В ней он со свойственным ему юмором, доходящим иногда до сарказма, оценивал новые реалии жизни страны. Вот несколько «политических частушек» из этой книги:

Эх! Застойные годочки
Проклинали смолоду,
А теперь дошли до точки –
Подыхаем с голоду!
***
Жизнь взбесилась – Ё-моё! –
Словно волк в овчарнике.
Нынче сплошь одно жульё
Вылезло в начальники!
***
Что-то наш народ прохлопал
При последних, при годах,
Потому он вновь в холопах,
А проныры – в господах!
***
Раньше были хулиганы,
Ныне они – рокеры.
Раньше были спекулянты,
Ныне они – брокеры!

А вот – краткая народная, не слишком «дипломатичная», характеристика Ельцинских реформ в сравнении с «деяниями» предыдущих реформаторов:

Жалобы деда

Чешет дед на печке ляжки,
Пробирает деда злость.
Говорит: - При Николашке
Было худо, но жилось.
При «картавом» нас зажали –
Продразвёрстка мучила.
При «усатом» нас сажали,
Превращали в чучела!
А при «лысом» мы от пуза
Были «сыты» кукурузой!
При «броватом» чуть ожили,
Хоть опять трудились в мыле!
Но зато при Леонидке
Были водка, мясо, нитки.
Пусть не до хорошего,
Но довольно дёшево!
С руководством не везло,
И поехало – пошло!
Каждый год правитель новый,
Жизни уровень хреновый!
Стала водка дорожать –
Тут реформ не избежать!..
Заступил на «вахту» Миша,
По прозванью «меченый»,
По сусекам сдохли мыши,
Кушать стало нечего!
А при Ельцине, при Боре,
Старикам нам вовсе горе!
Кабы был я помоложе,
Разумеется, бы прожил.
Посадил бы огород,
И . . . . . . . . . . . . . . . !

Любил Михаил не зло посмеяться и над коллегами по перу. Вот, например, пародия на две строчки из стихов Николая Ерёмина «- О, дайте мне обычной глины, Я вылеплю себе жену…»:

Неудавшийся Пигмалион

Я одиночество отринул,
(Жизнь без супруги – маята!)
Решил лепить жену из глины –
Печник мне показал места.
Под вечер завершил всё «оно»,
Устроил статую в кровать
И, мня себя Пигмалионом,
Стал душу в образ тот вдувать!
Не ожил он, как я не бился,
Как ни дышал в неё, ни дул.
Под утро даже утомился
И рядом крепким сном уснул.
Приснилось мне – она воскресла.
(А мне казалось не во сне!)
И глиняным холодным чреслом
Меня притиснула к стене,
Промолвив: - Эй, ваятель вздорный,
Ты о подобной грезил, да?
Ну, так живи со мной, топорной,
Коль ты не скульптор, а балда!
- С такою будешь жить все годы!
Противно голос её пел.
- О, дайте, дайте мне свободы! –
Я, с ней барахтаясь, хрипел.
- Исчезни, сгинь, исчадье ада!
И статую спихнул ногой…
Нет, больше мне жены не надо
И ни такой и ни другой!

Впрочем, великолепно получались у него не только юмористические стихи. Мог он писать и на серьёзные темы, в том числе и о любви:

Планета любви

Во вселенной есть планета,
На планете этой странной
Есть пустыни из Разлуки,
Есть оазисы Мечты.
Там зима смешалась с летом
И в сиреневых туманах
Грустной песни тают звуки
И лиловые цветы.
Там Любви шумливо море,
Дуют в море неустанно
Ветры светлые Надежды,
Ветры хмурые Судьбы
И ведут сквозь рифы Горя
Свои судна капитаны,
Плыть в том море невозможно
Без Надежды и Борьбы!
Я Любви своей фелюгу
Штормовой суровой ночью
Прямо к острову Любимой
Через рифы поведу.
Мне Надежда будет другом,
Что туман рассеет в клочья,
Компас верности укажет
На заветную звезду.

Ну и, наконец, был он не просто поэтом, а по настоящему русским поэтом. Судьба России, своей страны, своего народа всегда очень глубоко волновала его. Одно из посвящённых им стихотворений он назвал кратким ёмким словом - «Русь».

Русь

На дороге запуржалой
Встретилась старушка.
Полушалок обветшалый,
Старенькая плюшка.
На ногах, как прежде, те же
Катаные пимы.
В её горле, будто скрежет –
Кашель нестерпимый.
И глаза её страдальны,
В них слеза и грусть.
- Кто ты, божие созданье?
- Я, сыночек, Русь.
- Да куда ж ты в непогоду.
В изморось саму?!
- Счастья я ищу народу –
Сыну моему.
Отняли рукою властной
Счастье у него,
Оттого-то он несчастный,
Бедный оттого.
Оттого найти покоя,
Милый не могу…
И пошла, стуча клюкою,
В синюю пургу.

Но Кушнарёв способен был видеть в сегодняшней российской действительности не только негативные моменты. Даже при самом тяжёлом положении страны он всегда верил в свой народ и не сомневался в его грядущем возрождении.

Село возрождающееся

Иду я пригорком покатым
По пыльной весенней стерне,
И старою бабушкой хата
Идёт, ковыляет ко мне.
Подпёрлась шестом как клюкою,
Убрать, так повалится в бок,
И где-то под пыльной стрехою
Воркует седой голубок.
И вижу – полно здесь народу,
Окраиной трактор бурчит,
Лопаты звенят в огородах,
И смех где-то детский звучит.
Вот кто-то запел над рекою,
Вот звякнуло – моют окно
И полнится сердце покоем,
А в нём утвердилось одно –
Под этим задумчивым небом,
Средь бурь, потрясений, страстей
Мы живы деревней да хлебом
И смехом счастливых детей.
И все утверждения лживы,
Что сгинет российская кровь.
И некуда хуже, а живы,
А живы – поднимемся вновь!

Напоследок скажу, что наше литературное объединение решило выпустить все стихи этого замечательного русского свободненского поэта отдельным сборником. Сейчас пока идёт сбор материала и поиск средств на издание.
Последние комментарии
Алексей Дыма (Вахтённый) 23 апреля 2017
НЕПРОСТОЙ СВОБОДНЫЙ: Городок, которого нет
Алексей Дыма (Вахтённый) 2 декабря 2016
ОРЛИНЫЙ
Алексей Дыма (Вахтённый) 2 декабря 2016
ОРЛИНЫЙ
БиС 1 декабря 2016
ОРЛИНЫЙ
Юрий Тарасов 1 декабря 2016
Лит.Урок № 1
Юрий Тарасов 30 ноября 2016
Что дал своим гражданам СССР
Юрий Тарасов 29 ноября 2016
Лит.Урок № 1
Алексей Дыма (Вахтённый) 29 ноября 2016
Лит.Урок № 1
Алексей Дыма (Вахтённый) 28 ноября 2016
ОНИЩЕНКО С.Ю.: Поэма: "Иван да Марья"